Воспитать патриотов

Воспитать патриотов

В год 60-летия победы в Великой Отечественной войне особенно ясно представляется, какой земной силой обладает духовно-нрав­ственный феномен патриотизма. Мы получили еще один, возможно, уникальный повод обозреть историю мужества и трагедии советско­го народа, нашей Родины и попытаться проникнуться теми чувства­ми и мыслями, которые вели на патриотический подвиг миллионы наших соотечественников. Наша историческая память получила ощутимый заряд, столь необходимый в условиях очевидного духов­ного обнищания общества в реформенный период. Пример павших и живых поколения, защитившего Отчизну, может оставить равно­душным только «духовного идиота». Тем не менее есть основания для серьезного разговора о патриотизме, его воспитании.

Российские социологи, опираясь на результаты своих исследо­ваний, поставили вопрос о кризисе патриотических чувств, сознания и поведения, своего рода «дефиците» патриотизма. Положение стало настолько неблагоприятным, что 16 февраля 2001 г. Правитель­ство РФ приняло государственную программу «Патриотическое вос­питание граждан Российской Федерации на 2001-2005 годы». В оче­редном послании Федеральному Собранию РФ президент подчерк­нул важность данной темы. Так что в ближайшее время этот вопрос не снимается с обсуждения. В опросе, проведенном Институтом со­циально-политических исследований РАН в июле 2004 г. (респонденты N=1627; эксперты N=438), выяснялось мнение россиян о том, что означает слово «патриотизм». На первое место среди ответов (62%), как и ожидалось, вышло наиболее распространенное значение – это любовь к Родине. Данный смысл давно закреплен в языке, зафикси­рован в словаре В.Даля и прочно вошел в повседневную жизнь. Далее распределение мнения респондентов и экспертов выявило характерную логику. Указанное слово совпадает с «малой Родиной» – ближним социальным окружением: семьей, родными, близкими, родным городом, деревней. Таково ценностное ядро патриотизма в современной России. Национально-государственные и социально-политические смыслы ушли на задний план (5-9-е места). Любовь к национальной культуре, что также показательно, заняла 4-е место.

В каком контексте можно трактовать полученные данные? Иссле­дователи считают, что в результате приватизационных и др. полити­ческих решений в обществе нарастал социальный антагонизм. Бо­гатство и распоряжение им, управление материальными ресурсами, направленность социальной политики повлияли на массовое воспри­ятие российского государства. По мнению респондентов, оно выра­жает и защищает интересы государственной бюрократии (за период с 2000 по 2004 гг. число сторонников этой точки зрения выросло с 44 до 52%), богатых (соответственно – с 46 до 50%). Понятно, при по­добной ситуации ни о какой консолидированности социума не может быть и речи. Налицо его раскол. О каком доверии государству, тем более любви к нему позволительно говорить?

Соответственно, понижается ценностная значимость патриотичес­кого сознания. Тут действительно можно вспомнить Л. Толстого, ко­торый в условиях обострения конфликта интересов охарактеризовал патриотизм в России как ничтожное чувство. При этом он говорил по сути об особенностях политических мотивов патриотизма – о ра­бочем народе, интересы которого совершенно независимы от госу­дарственных политических интересов, о проникновении идей социа­лизма в народные массы, исчезающем патриотизме, удерживаемом только в высших классах, «которым он выгоден». Его мысль была беспощадно констатирующей: «В России, где патриотизм в виде любви и преданности к вере, царю и отечеству с необыкновенной напряженностью всеми находящимися в руках правительства ору­диями: церкви, школы, печати и всякой торжественности, прививает­ся народу, русский рабочий человек – сто миллионов русского наро­да, несмотря на ту незаслуженную репутацию, которую ему сдела­ли, народа особенно преданного своей вере, царю и отечеству, есть самый свободный от обмана патриотизма и от преданности вере, царю и отечеству. Веры своей, той православной, государственной, кото­рой он будто бы так предан, он большей частью не знает, а как толь­ко узнает, бросает ее и становится рационалистом, т.е. принимает такую веру, на которую нападать и которую защищать нельзя; к царю своему, несмотря на непрестанные, усиленные внушения в этом направлении, он относится как ко всем насильственным властям, если не с осуждением, то с совершенным равнодушием; отечества же своего, если не разуметь под этим свою деревню, волость, он или совершенно не знает, или, если знает, то не делает между ними и другими государствами никакого различия». Что же, это авто­ритетное высказывание, на которое удобно многое число раз ссы­латься. Но надо ли с этим безусловно соглашаться?

Патриотизм как комплексный ценностный феномен подвержен влиянию конкретно-исторического времени. При этом заметны и его взлеты и падения. Да, конечно, социальная компонента здесь играет весьма важную роль. Но нельзя забывать, что он тесно связан с вековой жизнью народов, национально-культурными традициями, преданиями, которые образуют корневище человека в этом мире, способствуют преодолению его экзистенциальной конечности, стра­ха перед своими жизненными границами. Напомню также, что Тол­стой, как «зеркало русской революции» для многих современников выступал фигурой нигилистской и даже анархической среды. Его бессменный оппонент – Ф. Достоевский, в романе «Братья Карама­зовы» пророчески показал коллизию толстовских идей и маргиналь­ной бездуховности. В образах Ивана Карамазова и Смердякова про­сматривается драма последующей истории, в которой эти две поло­винки одного и того же ореха меняются местами: вторая занимает доминирующее положение и руководствуется в своих деяниях вну­шенным – все дозволено. Не случайно, еще в годы Первой мировой войны бунтующий лакей стал синонимом пораженчества: смердя-ковщина олицетворяла не только низкое подобие нигилизма, но и пораженчество, антипатриотизм – умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе.

Мы подошли к главному в понимании патриотизма. Нельзя до­вольствоваться ситуативными, обыденными представлениями. Пре­словутый «совок» в российской действительности присутствовал всегда. Но в лихие годины, когда отеческим корневищам угрожала явная опасность, он пробуждался и с удивительной мощью и само­пожертвованием отстаивал свою «любовь к родному пепелищу, лю­бовь к отеческим гробам». Это ли не признак глубоко затаенной пат­риотической духовности?

По словам И.А. Ильина, «Родина есть духовная реальность». Ни территория жительства, ни геополитические интересы, как модно говорить сегодня, а в первую очередь духовный опыт открывает Родину. Он у людей многоразличен по строению и сложен, захваты­вает и сознание человека, и бессознательно-инстинктивную глубину души: « Одному говорит природа и искусство родной страны; друго­му религиозная вера его народа; третьему – стихия национальной нравственности; четвертому – величие государственных судеб род­ного народа; пятому – энергия его благородной воли; шестому – сво­бода и глубина его мысли и т.д. Есть патриотизм, исходящий от се­мейного и родового чувства с тем, чтобы отсюда покрыть всю шири­ну и глубину, и энергию национального духа и национального бытия. Но есть патриотизм, исходящий от религиозного и нравственного облика родного народа, от его духовной красоты и гармонии с тем, чтобы отсюда покрыть все дисгармонии его духовного смятения». С человеком, у которого нет такого опыта, нелегко вести разго­вор на эту тему. Соответственно патриотическое воспитание предпо­лагает взращивание человека от уровня «инстинктивных» восприя­тий отеческой идентичности до уровня духовного проникновения в единство своего народа, его творческого гения. Это воспитание не имеет ничего общего с национальной гордыней, тщеславием, пре­зрением к другом народам. Напротив, подлинный национализм, в основе которого одухотворенный патриотизм, духовное самоопре­деление человека, открыт для общения и коммуникации со всем человечеством, для всеединства.

Хочется поделиться, как в наше оскудевшее возможностями вре­мя можно малыми делами налаживать патриотическое воспитание, воссоздающее в стране единство не ради элит и правителей, а ради продолжения жизни, начатой прошлыми поколениями. Воспитание гражданина-патриота в Казанском государственном педагогическом университете охватывает несколько направлений.

Во-первых, работа музея по патриотическому воспитанию. По крупицам собирается и исследуется архивный материал, касающийся возникновения, становления и развития учительского, а затем – пе­дагогического института. Студенты исторического факультета совме­стно с преподавателями активно участвуют в этом процессе, а ре­зультаты исследований публикуют в студенческих сборниках науч­ных работ, «Музейном вестнике». В результате открываются ранее забытые факты, в которых прослеживается связь просветительской, учительской деятельности с прогрессивными, культурными измене­ниями в республике.

Второе направление деятельности КГПУ по гражданскому и пат­риотическому воспитанию – «Снежный десант», которому в 2003 году исполнилось 20 лет. Думается, что с образованием в университете студенческого самоуправления ряды этого удивительного поиско­вого отряда пополнятся новыми бойцами. Ведь поисковики не толь­ко находят останки солдат и офицеров на полях боевых сражений, не только пополняют фонды музея – они служат примером настоя­щего патриотизма, уважения к героическому прошлому Родины, ис­тинного милосердия.

Третье направление охватывает студентов через учебную и спе­циальную внеучебную деятельность. Цикл лекций на занятиях поли­тологии, философии по проблемам политической системы государств, межнациональных и межконфессионных отношений и т.п. помогает студентам правильно оценить ту или иную обстановку в стране, выб­рать нужные приоритеты. Преподавателями КГПУ используются раз­личные формы проведения внеучебных занятий: конкурс электораль­ного эссе «Избирательное право и молодежь»; студенческое ток-шоу «Молодежь и выборы»; круглые столы по гражданско-патриоти­ческому воспитанию; викторины «В мире политики»; диспут «Нефор­мальные объединения молодежи»; конкурсы «Казань историко-пе-дагогическая», «Колесо истории», Тематические вечера на тему: «Мы – татарстанцы», «Моя родословная», «Мой край родной: все памят­но, и все прекрасно»; дискуссии «Религиозное и светское обуче­ние», «Семейные отношения и ислам»; клубы интернационального воспитания: друзей Испании, Китая, США, Германии, Франции и др. По результатам своей деятельности профессорско-преподавательс­кий коллектив издает множество учебно-методических пособий, ста­тей в журналах и сборниках.

Таким образом, можно говорить о создании в КГПУ основы систе­мы гражданского и патриотического воспитания, направленной на формирование у студентов любви и уважения к своему университе­ту, к своей Родине, чувства причастности к ее истории, судьбе, гор­дости за историческое прошлое, а также готовности и способности к социально ответственной деятельности. Одной из самых важных задач воспитания является военно-патриотическое воспитание мо­лодежи, в основе которого лежит подготовка молодых людей страны к службе в Вооружённых Силах РФ, воспитание любви к армии, фор­мирование высокого чувства гордости за принадлежность к России, постоянной готовности к защите Родины.

Патриотическое воспитание связано с формированием у молоде­жи национального самосознания, включая патриотические чувства и настроения. Показателями уровня патриотического воспитания сту­дентов является их желание участвовать в патриотических меропри­ятиях, знание и выполнение социокультурных традиций, уважение к прошлому своей страны, желание защищать свою родину от вне­шних и внутренних деструктивных воздействий, желание работать во имя процветания своего Отечества.

Интересно обратиться к опыту Санкт-Петербургского государствен­ного университета (Авторы: В.Т. Лисовский, А.И. Мачульский, И.И.Темный), в котором задачи гражданско-патриотического воспи­тания студенческой молодежи связываются с воспитанием ответ­ственности за сделанный профессиональный выбор, пониманием социальной значимости будущего трудового вклада. В системе пред­лагаемых мероприятий немалое внимание уделяется и задаче вос­питания социальной активности молодежи. Неравнодушие к судь­бам своей Родины, желание внести собственный вклад в ее благосо­стояние, оптимистические установки в отношении лучших перемен в жизни соотечественников характерны для молодых людей, поведе­ние которых отличается инициативностью, желанием «творить доб­ро» не по указке, а в силу собственных убеждений, принимающих позицию активного гражданина и социального деятеля уже в студен­ческие годы. Такие установки в личностно-профессиональном раз­витии студентов и должны являться целеполагающим компонентом в системе воспитания вуза. В опыте Казанского государственного педагогического университета программа патриотического воспита­ния будущих учителей принципиально строится именно на основе студенческого самоуправления. Нельзя не понимать того, что соци­ально активное поведение студента педвуза как носителя идей пат­риотизма служит профессиональной основой воспитания такого учи­теля, который будет на собственном примере увлекать своих учени­ков верой в потенциал своей страны, в ее еще не раскрытые до кон­ца силы.

Комплексность патриотического воспитания обязывает привлекать к нему представителей различных социальных институтов и органи­заций: других вузов, ветеранских общественных организаций, пред­ставителей Вооруженных сил, органов управления молодежной по­литикой, видных деятелей науки и искусства и, конечно же, общеоб­разовательных школ. Чем шире социальный фон контактов вуза, тем эффективнее можно строить воспитательно-патриотическую работу со студентами.

Нельзя не упомянуть специальную программу, которая в нашем проекте получила наименование «Будущий учитель – носитель идей патриотизма». Ее развитие связано с осуществлением преемствен­ности времен, выражающейся в триаде «прошлое-настоящее-буду­щее». Линия «прошлого» страны прекрасно отразилась в деятель­ности студенческого отряда «Снежный десант», бережно и активно несущего эстафету памяти о Великой Отечественной войне. Сюда можно отнести участие студентов в концертных программах на пло­щадках города в честь празднования 60-летия победы; подготовка студенческих публикаций в газете «Педагог» на материале живых бесед с ветеранами войны и труда вуза; создание постоянных групп помощи студентов, которые окружают заботой участников ВОВ. Ли­ния «настоящего» в патриотическом воспитании студенчества пед­вуза на основе его самодеятельности состоит в реализации задач окружения заботой детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуа­ции; формирование активной гражданской позиции; развития стрем­ления к максимально возможному творческому самоосуществлению.

Высшая школа – это прежде всего «кузница» творческих талан­тов, место воспитания уважения к науке и исследовательской дея­тельности. Обществу, стремящемуся сделать прорыв к достойному существованию на цивилизационной основе, нужны специалисты с мобильным профессионально-творческим мышлением. Это требует от студентов самоотдачи в учебном труде и любви к самому процес­су познания. Такие формы деятельности, как студенческое научное общество, участие студентов в межвузовских, всероссийских, меж­дународных творческих конкурсах является благодатной почвой для формирования творческой направленности личности будущего пе­дагога.

Линия «будущего» в программе патриотического воспитания на основе студенческой инициативы связывается с непосредственной подготовкой студентов-педагогов к миссии проводников ценностей патриотизма в их учительском предназначении. Основное звено здесь – общеобразовательная школа.

Как показывает опыт воспитательной деятельности Казанского госпедуниверситета, включение студентов в «поле» повышенной ответственности и самостоятельности является подлинной школой их гражданско-патриотического и профессионального самоутверж­дения. Подобный подход к воспитанию и обучению во многом соот-ветствовует взглядам прогрессивных российских мыслителей того времени, таких как Н.И.Лобачевский, Н.И. Пирогов, Н.А.Добролю­бов и др. Так, выдающийся русский публицист первой половины XIX в. В.Г. Белинский утверждал, что «орудием и посредником воспитания должна быть любовь, а целью – человечность. …Чем глубже натура и развитие человека, тем более он человек и тем доступнее ему все человеческое. Он поймет и радостный крик дитяти, и бурное волне­ние страстей в вулканической груди юноши, и спокойное самообла­дание мужа, и созерцательное упоение старца.».

Значительное воспитательное воздействие на студентов способ­но оказать изучение ярких страниц общественно-педагогического движения конца 50-х – 60-х гг. XIX в. в России, развития обществен­но-педагогической инициативы и творчества, которые во многом оп­ределили характер школьных реформ 60-70-х гг. Особой страницей в истории отечественного образования конца XIX – начала XX в. яв­ляется гуманистическое педагогическое творчество целой плеяды выдающихся философов и педагогов Н.А. Бердяева, С.Н. Булгако­ва, Н.О. Лосского, В.В. Розанова, В.С. Соловьева, С.Л. Франка и др.. Знакомство с ним может оказать неизгладимое впечатление на бу­дущих учителей как прикосновение к животворному источнику педа­гогической гуманности и мудрости, сокровищнице человеческого разума и духовности.

Особая воспитательная роль, на наш взгляд, принадлежит мест­ному краеведческому историко-педагогическому материалу, связан­ному, в частности, с созданием Казанской гимназии и университета, превращением Казани в крупнейший научно-педагогический центр для всего востока России вплоть до Тихого океана. Важно ориенти­ровать студентов на продолжение славных традиций казанского об­разования.

Тесное знакомство студентов с историей воспитания и образова­ния татарского народа и его исторических предков призвано сфор­мировать у них устойчивое представление о высоком культурном уровне татар до революции, начиная с периода Волжской Булгарии, о гуманистическом характере татарской народной педагогики. Пе­ред студентами ярко предстает роль выдающихся татарских педа­гогов-просветителей, таких как Хусаин Фаизханов, Миргали Махму­дов, Шабхазгирей Ахмеров, Каюм Насыри и многих других в рас­пространении научных знаний и образованности среди татар, в раз­витии родного языка, национальной литературы и культуры, в сбли­жении с передовой русской культурой и образованием. Важно под­черкнуть отношения братского сотрудничества и взаимопомощи, сложившиеся на протяжении многих десятилетий между татарскими и русскими педагогами.

И в заключение хотелось бы еще раз подчеркнуть, что в патрио­тическом воспитании важны не формальные мероприятия, а граж­данская инициатива, заинтересованное взаимное общение, коллек­тивность в подлинном смысле слова.

Хузиахметов А.,

д.пед.н., профессор Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета

Образование как интегративный фактор цивилизационного развития. – Казань: Издательство «Таглимат» Института экономики, управления и права (г.Казань), 2005. – 204 с.

Материал принадлежит указанному автору, если Вы автор эта информация для Вас.