Социолингвистические, психолингвистические и собственно лингвистические параметры коммуникативной среды как компоненты характеристики функционирования русского языка

Социолингвистические, психолингвистические и собственно лингвистические параметры коммуникативной среды как компоненты характеристики функционирования русского языка

В отечественной науке коммуникативная среда рассматривается как социолингви­стический феномен. В.А. Виноградов, А.И. Коваль, В.Я. Порхомовский в работе «Социо­лингвистическая типология» отмечают, что для описания коммуникативной среды суще­ственными являются этническая и языковая ситуации, среды и сферы использования языков. Определенные условия для развития и функционирования языков созда­ют следующие сферы и среды: 1) общественно-политическая, хозяйственная, бытовая, сфера организованного обучения, словесного искусства, массовой информации, науки, религиозного культа, сфера делопроизводства; 2) семейная среда, производственная, групповая, региональная, внутринациональная, межнациональная среда. Параметры си­туаций (однообразие-разнообразие, соотношение единиц, тип и принцип распределе­ния, открытость-замкнутость, степень интеграции и консолидации) задаются комплексом различительных признаков: количественных, качественных и оценочных (внутренних и внешних). Внутренняя самооценка своей этнической принадлежности и языка (гордость, нейтральное, отрицательное отношение) и внешняя оценка (престиж, нейтральное отно­шение, предубеждение) могут не совпадать, контрастировать между собой, а это приводит к усилению этнической интеграции или дезинтеграции в данной среде. Отрицательная оценка чужой системы становится причиной отказа от его использования. Может на­блюдаться и интенсивное становление некоторой общей коммуникационной системы, которая играет роль фактора, способствующего упрочению возникшего единства групп. Изменение социальных условий в среде влечет за собой и изменение оценочной харак­теристики, которая имеет субъективно-психологическую природу. Поэтому актуальным и востребованным в обществе становится создание научно обоснованных программ со­циолингвистического и психолингвистического направлений, акцентирование внимания на описании и исследовании языковой компетенции человека с позиции психических и социальных процессов.

К определению понятия «языковая компетенция» существуют различные подхо­ды. Для одних исследователей — это «правила говорения, на основе которых человек участвует в социальной жизни как активный член человеческого коллектива». Сущность языковой компетенции раскрывается через дихотомию язык — речь (компе­тенция — исполнение). Другими исследователями используется трехчленная формула: компетенция — отношение — ориентация. «Под языковой компетенцией понимается та или иная степень владения языком (или языками), под речевой деятельностью — употре­бление одного, двух или более языков (иногда попеременно) в разнообразных жизненных ситуациях, под языковой ориентацией – психологическое отношение билингвов или по-лилингвов к различным языкам». По мнению Л. Л. Аюповой, трехкомпонентную фор­мулу можно принять с дополнением, касающимся содержания «языковой ориентации». «Языковая ориентация в современных условиях – это и отношение индивида (монолинг­ва, билингва) или социума к статусу языка или языков, их экстенсивному и интенсивному, реальному и потенциальному функционированию, вопросам языкового строительства (в том числе терминотворчества, графики и т.п.), языковым конфликтам и языковой экспан­сии, проблемам билингвизма и многоязычия». Понятие компетенции тесно связано с понятиями «владение языком» и «овладение языком». По словам А.А. Леонтьева, поня­тие «овладение языком» включает три разных понятия, пресекающихся, но не совпадаю­щих. Это овладение родным языком, вторичное осознание родного языка, связываемое с обучением, и овладение неродным языком (спонтанное овладение в многоязычной среде или спланированное, контролируемое и управляемое — в образовательной среде). При рассмотрении исходной проблемы с использованием психолингвистического подхода учитываются особенности психической деятельности, которые определяют становление и функционирование языка, принимаются во внимание многообразие факторов и условий, связанных с психической жизнью активного субъекта речемыслительной деятельности. Особую значимость имеет изучение национально — культурной вариативности процессов речевого общения с учетом различных стратегий порождения высказывания, связанных со спецификой национального языка, так как это влияет на процесс и результат усвоения русского языка. На наш взгляд, целесообразным было бы дополнение социолингвистиче­ской типологии психолингвистическими параметрами, выявленными на основе исследова­ний этнопсихолингвистической детерминации речевой деятельности, языкового сознания и общения, когнитивного и личностного аспекта овладения языком, анализа языковой спо­собности   в отношении к речевой деятельности и к системе языка.

Следует отметить, что коммуникативная среда понимается в расширенной и узкой трактовке, чаще всего как взаимосвязь элементов, состоящих из участников процесса, ис­пользуемых ими средств передачи сообщений, условий (физических, социальных, линг­вистических, психологических), в которых реализуются эти процессы. Характеристика основных параметров билингвистического коммуникативного пространства представлена в работах А.П. Майорова «Социальные аспекты взаимодействия языков в билингвистиче-ском коммуникативном пространстве» и «Социальный билингвизм и языковое простран­ство». А.П. Майоров вводит понятие билингвистического коммуникативного пространства (БКП), которое является центральным при определении социальной сущности билингвиз­ма. По мнению этого исследователя, можно говорить о трех основных параметрах БКП. Во-первых, это субъекты коммуникативной деятельности (СКД) и объекты коммуникатив­ного воздействия (ОКВ). СКД объединяет в одном лице производителя и потребителя ре­чевой информации, участвует в создании текстовой действительности, в формировании знаний и мнений, общественных ориентиров, ценностей и норм, присущих образу жизни данного конкретного общества, господствующих в данном обществе представлений о ре­комендуемых и принятых способах (моделях) деятельности, взаимодействия и формах поведения. ОКВ – это человек, который приступает к изучению (овладению) родного или второго языка. Различают физические, групповые и институциональные СКД. К физиче­ским СКД относятся отдельные носители языка, к групповым — языковые коллективы, к институциональным – определенные социальные структуры: органы административно-политического управления (законодательной, исполнительной и судебной властей), государственные учреждения, общественные организации и движения, средства массо­вой информации (СМИ – пресса, радио, телевидение, сеть Интернет). Во-вторых, это коммуникативный континуум, в котором различаются: а) естественный коммникативный континуум, то есть тексты как результат коммуникативной деятельности различной фак­туры (устные, письменные, печатные произведения, аудиовизуальные, электронные и т.д.); б) искусственный коммуникативный континуум, то есть словари, учебники, учебные пособия, дидактические материалы, описание системы языков, тексты коммуникативно-познавательного характера, обеспечивающие обучение и усвоение языка. В-третьих, со­циокультурные компоненты (совокупность экстралингвистических социальных условий, способствующих формированию двуязычия в обществе). Это когнитивные и психологиче­ские факторы социального сознания. Когнитивный аспект составляет концептуальная кар­тина мира, то есть комплекс знаний, стереотипов, убеждений, представлений, принятых в данном обществе. К психологическому аспекту относится набор социальных нормативных систем ориентирующего и предписывающего характера (систему ценностных ориентаций, предпочтений и идеалов). Понятие билингвистического коммуникативного пространства учитывает социальные институты, события или процессы, оказывающие влияние на формирование двуязычия. Механизм актуализации информации при помощи ком­муникативных средств является существенным фактором воздействия на речевое пове­дение, ориентацию языковой личности. Основанием для классификации видов общения в Интернете являются такие параметры, как открытость сообщества или закрытость его для посторонних, наличие или отсутствие контроля деятельности участников, негласное проникновение в закрытый для посторонних канал общения, ограничение вербальными текстами. Описание особенностей функционирования языка в Интернете возможно как в психолингвистическом, так и в лингвистическом аспекте. К лингвистическим призна­кам языка электронных средств коммуникации относят: тенденцию к редукции речевого плана выражения при сохранении или экспансии плана содержания; распространение сокращений; активное образование новых слов; лексическую интерференцию русского и английского языков с появлением гибридных единиц лексического уровня; формирование жаргонов; использование упрощенных высказываний. Именно языковая личность как главная фигура коммуникативного акта находится в точке пересечения важнейших условий и факторов коммуникации: языковой нормы, ситуативно-прагматических условий, социального и психологического контекста общения, индивидуально-авторских интенций речи.

Массовая коммуникация характеризуется многообразием коммуникационных кана­лов и вариативностью коммуникативных средств, предназначена для оптимизации соци­альной деятельности. В современной системе образования актуальной задачей является целенаправленное формирование информационно-коммуникативной образовательной среды нового типа. Наличие информационной культуры считается критерием овладе­ния личностью методами и технологией работы с информацией, т.е. системой коммуни­кативных компетентностей. В последнее десятилетие активно разрабатываются новые концепции образовательной среды на основе поликультурного подхода. Значение придается одновременному изучению языков меньшинств и доминирующего языка, раз­работке методов диагностики языковой компетенции и системы развития речемыслитель-ных умений учащихся на основе дифференцированного подхода к организации личност-но ориентированного обучения русскому языку. Уделяется внимание понятию «учебное языковое коммуникативное пространство» (УЯКП). Этому посвящено исследование О.А. Антоновой «Теоретические основы формирования учебного языкового коммуникативно­го пространства: С включением национально-регионального компонента — НРК». УЯКП является совокупностью условий для оптимального обучения языку (родному или ино­странному), обладает структурированной целостностью компонентов разного уровня. Об­учение языку, его усвоение представляет собой сложный процесс, сопровождаемый воз­действием нескольких языковых систем. Используются различные приемы и методы, при этом важно определить роль и место родного языка, его положительное или отрицатель­ное влияние на процесс обучения русскому языку. Структурно-типологические приемы в методике организации и проведения ассоциативного эксперимента дают возможность определить особенности каждого языка в отдельности. Ассоциативный портрет билингва представлен в исследовании Э.А. Салиховой. Субстратные явления в русской речи билингвов зависят от структурно-типологических и генетических различий языков в сопоставлении с русским. Это связано с интенсивностью и длительностью использования билингвом того или иного языка, с особенностями психики, способностями запоминания и осмысления индивидом понятий, специфических для второго языка. Интерференция более явственно и ощутимо обнаруживается при контактировании неродственных язы­ков, но более устойчива и долговечна при контактировании близкородственных языков. В связи с этим наиболее широко применяемым методом исследования интерференции стало сопоставительно-типологическое описание контактирующих языков, направленное на установление общих и специфических межъязыковых сходств и различий, на выяв­ление межъязыковых эквивалентов. Степень проницаемости различных уровней языка различны: наибольшая степень устойчивости принадлежит морфологическому уровню. Наиболее типичным проявлением грамматической интерференции в речи билингвов является употребление грамматических конструкций изучаемого языка по аналогичным моделям, взятым из родного языка. Согласно схеме определения степени интерферен­ции, предложенной Л.Л. Аюповой, сильная интерференция, как правило, проявляется в речи билингвов комплексно — на фонетическом, лексико-семантическом, грамматиче­ском, синтаксическом уровнях. Русская речь нерусского населения многонациональных республик Российской Федерации характеризуется рядом особенностей в произноше­нии, словоупотреблении, использовании грамматических форм, синтаксисе. Порождают интерференцию следующие факторы: сложившиеся в сознании билингва механизмы пользования языком, недостаточное знание лексического и грамматического материала изучаемого языка, отсутствие навыков применения усвоенного материала, одноязычная и многоязычная среда, язык воспитания и обучения, возраст, сфера деятельности, соци­альная среда, уровень образования и место его получения (город или село), характер про­изводственной деятельности. Если субстратная интерференция обусловлена структурно-типологическими особенностями исконного языка, то адстратная – заимствованиями из второго языка, калькированием, созданием общего лексического фонда контактирующих языков, а также влиянием внутренней формы лингвистических единиц. Анализ лингви­стических фактов помогает создать структурную типологию языков на основе сравнения систем в целом и в пределах определенного уровня.

Таким образом, социолингвистические параметры языка определяются объемом и структурой коммуникации, составом социальных сфер, в которых используется язык, продолжительностью его письменной традиции, наличием и характером кодификации, взаимоотношением с ненормируемыми формами существования языка, его фактическим положением. Концепции социолингвистической типологии языков, психолингвистического и лингвистического подходов к изучению проблем билингвизма и интерференции дают представление о характере функционирования русского языка в сопоставлении с другими языками многонационального государства в условиях происходящих изменений в сторону сохранения и развития полилингвизма.

В.Р. Галимьянова

«Функционирование русского языка в двуязычном образовательном пространстве». — СПб: Златоуст, 2010. — 242 с.

Материал принадлежит указанному автору, если Вы автор эта информация для Вас.