Русский язык для трудовых мигрантов – адресат учебника и принципы отбора материала

Русский язык для трудовых мигрантов – адресат учебника и принципы отбора материала

Уже Всероссийская перепись 2002 года показала, что основной источник пополнения населения России — иммиграция. Сегодня, по мнению экспертов, иностранная рабочая сила играет все большую роль в экономике, при этом среди иммигрантов все выше доля не владеющих государственным (русским) языком. Кто эти люди, приезжающие в Россию в поисках того, что не нашли на родине? Какой русский язык им нужно преподавать и за­чем им этот язык?

Для начала ответим на вопрос, кого сегодня терминологически можно называть ми­грантом. Группа довольно разнородна по происхождению, уровню образования, срокам пребывания в России и отношению к ним со стороны работодателей и политиков. В нее входят:

  • • экспаты (Западная Европа и Америка),
  • • представители этнобизнеса (Китай, Вьетнам),
  • • экс-выпускники российских вузов (разное: Африка, арабские страны),
  • • русские соотечественники-переселенцы из СНГ и Балтии,
  • • вынужденные переселенцы (Афганистан, Таджикистан),
  • • трудовые мигранты из СНГ, члены их семей.

Журналисты и политики обычно подразумевают под мигрантами последние две груп­пы. В этом они близки чиновникам Евросоюза, которые вот уже 10 лет выступают за раз­витие приобретенного многоязычия в странах ЕС, но не хотят поддерживать естественное многоязычие в семьях мигрантов разных поколений.

Обобщенный портрет современного мигранта (этот портрет заметно изменился по сравнению с образом десятилетней давности) выглядит так:

  • 82,4% — мужчины;
  • средний возраст 32-33 года, более 75% младше 40 лет;

• 25% не имеет семьи, более 50% имеют семью и являются часто единственными кормильцами;

  • около 50% не имели стабильной занятости на родине;
  • До выезда на работу в РФ 40-50% мигрантов относились к группе крайне бедных;
  • 60-80% приезжает сегодня из малых городов и сёл;
  • 23-59% мигрантов знают русский язык не очень хорошо или плохо (самооценка).

Итак, среднестатистический мигрант — это мужчина из небольшого города или села в СНГ без специального образования, единственный кормилец в бедной семье, без­работный на родине, не очень хорошо говорящий по-русски.

Как следствие — социально неадаптивный, ориентированный на неформальные свя­зи, а не на опору на социальные институты. Приехал на короткий срок подзаработать. Не склонен получать белую зарплату (т.к. налог 30%) и не может рассчитывать с 2010 г. на ОМС и страховку от несчастных случаев. Получает среднероссийскую зарплату в 450 долларов при рабочем дне в 12 час. вместо общих 8. Каждый пятый — на подпольном положении.

75% — довольны жизнью. Такие мигранты (с низким образованием, приехавшие из отдаленных и сельских районов) вообще менее социально адаптивны, менее склонны пользоваться действующими социальными институтами и сервисами — правовыми, обра­зовательными, медицинскими, национально-культурными и т.п. Большинство социальных транзакций они осуществляют через неформальные связи, в основном через родствен­ников и друзей, а также через сложившийся теневой институт посредничества в сфере организации миграции и трудоустройства мигрантов. Все это увеличивает «миграционные риски» и незащищенность мигрантов.

По данным Международной организации по миграции, для 20% мигрантов работода­тель обеспечивает питание, 37% — жилье, 12% — медицинские услуги, 5% опрошенных даже сигареты получают от работодателя. Встает вопрос: а кто может и должен оплачи­вать и предоставлять этим людям курсы русского языка? Судя по мнению российских чи­новников, которое материализуется в выступлениях должностных лиц, это работодатель. Местная администрация берет на себя эту функцию крайне редко и чаще в отношении детей, чем взрослых. Работодатели же в последние годы предпочитают обходиться без мигрантов и принимать их на работу в крайних случаях, объявленное сокращение квот на привлечение иностранной рабочей силы на 2011 год — это отражение настроений работо­дателей в правительственной политике.

Что фактически предлагает сегодня государство мигранту в плане овладения госу­дарственным языком РФ? Бесплатные языковые группы для детей (Москва и др. регио­ны). Для взрослых: тест на гражданство на уровне В1, Закон о гражданстве, предусма­тривающий овладение языком на «базовом уровне» (употреблено нетерминологически), платные курсы, региональную поддержка проектов (Екатеринбург, Тюмень и др.). Любо­пытна ситуация в образовании. Согласно действующему закону об образовании (статья 6. Язык (языки) обучения), граждане Российской Федерации имеют право на получение основного общего образования на родном языке, а также на выбор языка обучения в пределах возможностей, предоставляемых системой образования; во всех имеющих госу­дарственную аккредитацию образовательных учреждениях, за исключением дошкольных, изучение русского языка как государственного языка Российской Федерации регламенти­руется государственными образовательными стандартами. Но отметим, что в вузовских и ссузовских ГОСах и первого, и второго, и последнего поколения русского языка как го­сударственного нет.

Исходя из сказанного, в учебно-издательском центре «Златоуст» в 2009-2010 гг. реализовывался проект учебника для взрослых трудовых мигрантов «Живем и работаем в России» (рабочее название). Адресат: временный трудовой мигрант, не планирующий по­лучать гражданство, мужчина; язык нужен для минимальной социализации и осуществле­ния трудовой деятельности; учащийся ограничен по времени, не всегда может оплатить профессионального преподавателя, но может рассчитывать на помощь русскоговорящего земляка. Объем курса: 80-100 часов. Цель: формирование начальных навыков аудирова­ния и говорения, в меньшей степени чтение и письмо в ограниченном количестве ситуаций с высокой предсказуемостью контекста: основы произношения, графики и русской грамма­тики, необходимыми для «выживания» в типичных ситуациях общения на русском языке; знакомство с компенсаторными стратегиями; в доступной форме правовая информация, актуальная для жизни и получения работы в стране. Главную задачу мы видели в разру­шение культурной изоляции адресата, в связи с чем ряд предложенных ситуаций не впол­не соответствует реалиям современной российской жизни. Сегодня бригады мигрантов формируются очевидно по этническому компоненту, мне же, как автору курса, хотелось хотя бы в учебнике напомнить, что можно работать в многонациональной группе. Учебник соответствует уровням А1-А2. Мы намеренно отошли от описания уровней российской системы тестирования, т.к. требования системы более ориентированы на учебную сре­ду, чем на компетентностный подход европейской школы. Отраженные в книге ситуации общения соответствуют интересам целевой группы: знакомство, представление, устрой­ство на работу, беседа с «коллегами» о семье, профессии, доме, заполнение анкет, найм жилья, проверка документов, оформление документов в УФМС, поликлиника, медосмотр, перевод денег из России, ориентация в городе, инструкция по работе с техникой, ориента­ция на рабочем месте. В данных ситуациях действуют герои типичных для данной сферы национальностей и российские официальные лица, реже – прохожие. Предполагаемые условия обучения: с преподавателем, в том числе неспециалистом в РКИ, без домашних заданий, без аудиоприложения. Основные речевые жанры: бытовой диалог, устная ин­струкция, официальные анкеты.

Опора на компетентностный подход предполагала выработку следующих навыков и умений по видам речевой деятельности:

  • Аудирование: может следить за медленной тщательно артикулируемой речью с пау­зами, выхватывать отдельные слова и выражения.
  • Чтение: может понимать короткие простые тексты и надписи, узнавать знакомые слова и фразы, перечитывая их для полного понимания.
  • Письмо: может писать короткие изолированные фразы, заполнять простые аутен­тичные анкеты.
  • Говорение: может общаться в медленном темпе короткими фразами на знакомые темы; запрашивать и уточнять информацию, задавать простые вопросы и отвечать на них.

В качестве ведущих методических характеристик материала мы, вслед за рекомен­дациями Совета Европы, избрали коммуникативность и аутентичность, которые предпо­лагали:

  • Получение конечного продукта речевого взаимодействия учащихся в конце каждого урока.
  • Заинтересованность учащихся в получении этого продукта.
  • Восполнение существовавших у учащегося информационных лакун.
  • Внеучебная обоснованность речевой деятельности учащегося на уроке.
  • Использование компенсаторных стратегий.

Учебник получил поддержку издательской программы «Культура России-2010» и вы­ходит в свет в начала 2011 года.

А.В. Голубева

«Функционирование русского языка в двуязычном образовательном пространстве». — СПб: Златоуст, 2010. — 242 с.

Материал принадлежит указанному автору, если Вы автор эта информация для Вас.