Проблема сохранения немецкого языка: отношение к заимствованным словам в германии на рубеже ХХ – ХХІ веков

Проблема сохранения немецкого языка: отношение к заимствованным словам в германии на рубеже ХХ – ХХІ веков

Предметом исследования в данной работе является рассмот­рение проблемы сохранения немецкого языка в контексте отно­шения к заимствованным словам в Германии на рубеже ХХ— ХХІ веков.

Цель статьи — выяснение степени засилья немецкого языка иностранными словами на современном этапе рядом лингвистов.

Х. Г. Шмитц (H. G. Schmitz) очень точно выразил состояние современного немецкого языка: «Englisch ist bberall in und up to date, Deutsch ist vielfach, schon vullig out». Специалисты считают, что немецкий язык — это не просто язык немецкого народа, это его культурное наследие, и, прежде всего, его нужно сохранить для последующих поколений.

В немецком языке неоспоримо огромное влияние английского языка, что все чаще приводит к критическому отношению к употреблению англицизмов.

Важной задачей для Союза является ограничение применения англицизмов, так как они, по его мнению, ведут к вытеснению, забыванию, к гибридизации немецкого языка. Пресс-секретарь Союза Вальтер Кремер пишет с возмущением: «Современный тип немца joggt, jumpt, trekkt, walkt, skated или biket, имеет fun и feelings, moods и moments, sorrows и emotions, и кажется, что ничто на Земле не вызывает у него такой страх, как называть новые вещи или положение вещей на своем родном языке. Для многих немцев говорить по-немецки очевидно неловко или стеснительно».

Томас Нир (Thomas Niehr), германист из Дюссельдорфа, согласен со многими аргументами Немецкого языкового союза, установив те критерии, по которым следует устранять ненужные англицизмы.

1.  Англицизм должен быть достаточно широко распространен (т. е. не только в рекламе и терминологии).

Томас Нир подчеркивает, что степень распространения любого слова нельзя операционализировать. Не существует убедительного критерия для того, как можно установить очевидное распростра­нение слова. В зависимости от направления газеты какие-то англицизмы употребляются в них, а какие-то нет. Так, например, англицизм Wellness (обозначенный НЯС как «поденка») имеется почти во всех словарях современного немецкого языка.

2.  На каждое английское выражение должно быть два более удачных немецких слова.

О том, является ли выражение удачным, по словам Томаса Нира, можно определить лишь в конкретно взятой ситуации. Нельзя однозначно сказать, удачно слово или нет, если оно только языковая единица. Независимо от конкретной ситуации не имеет смысла характеризовать отдельные слова как правильные и неправильные.

Также практическое преобразование предполагает трудности: так, такие слова, как Kinder, Kleine, Jugendliche, Оцгвп, Rangen, нельзя приравнивать по значению с англицизмом Kids. Послед­нее — как раз жаргонное выражение с коннотациями моло­дежный, современный. Его замена без изменения значения невозможна (там же).

3. Трудность межчеловеческого понимания.

По словам Томаса Нира, эта особенность характерна и для многих неанглицизмов, а также для онемеченных слов, таких как Prellsack (air bag) Hellraumprojektor (Overheadprojektor), которые могут помешать общению. Ошибка пуристов ВНЯС — смешение семантических и прагматичных аспектов: насколько маловероят­но слова могут лгать или быть бесчеловечными, настолько же трудно отдельные слова без контекста можно упрекнуть в том, что они препятствуют пониманию. Во всяком случае, это возможно в определенной коммуникативной ситуации.

К слову, понимание — не единственная цель, когда мы общаемся. Говорящий, например, хочет импонировать другим людям, произвести впечатление образованного человека или шутливого, а для этого ему нужны слова иностранного проис­хождения (там же).

4. Оскудение немецкого языка.

Томас Нир утверждает, что существование старого и нового в языке — естественное явление. Также много англицизмов вытесняется из немецкого языка. Не представляется возможным доказать, что англицизмы вытесняют немецкие слова. К тому же новые заимствования тоже обогащают язык (там же).

В заключение Нир говорит, что из-за абстрактного бесконтекст­ного интерпретирования значений слов складывается впечатле­ние, что слова можно заменять другими словами сколько угодно (там же).

Позиция самого главного немецкого языкового общества — Общества немецкого языка (die Gesellschaft fbr deutsche Sprache), основанного в 1947 г., также довольно толерантна. В манифесте 1999 г. мы читаем: «Англицизмы — не злые бациллы, которые проникают в добрый немецкий язык и делают его больным или вовсе разрушают, а немцы не “колонизируются” американцами в языковом отношении. Это зависит от языкового сообщества — от нас, такие слова иностранного происхождения мы оставим в немецком языке. Мы сами несем ответственность за развитие нашего родного языка».

Языковое общество также против закона об охране языка, принятие которого требуют в определенных кругах.

В одной из дискуссий с научным журналистом Дитером Циммером (Dieter Zimmer) Петер Гогенгауз (Peter Hohenhaus), немецкий англист и германист, утверждает, что сегодня влияние английского языка вызывает изменения скорее во вторичной системе языка и не затрагивает исконный код немецкого языка. По словам Гогенгауза, Циммер заблуждается, когда говорит, что немецкий язык — это лишь наполнитель «в сравнении со словами иностранного происхождения в немецких текстах». Совсем наоборот: «В этих стабильных немецких синтакси­ческих рамках, даже включая основной для схемы построения предложения глагол, “заполняются” лишь переменные “пробелы” для имен и прилагательных с, в действительности, англизи­рованным материалом». Всевозрастающее употребление слов иностранного происхождения, как утверждает Гогенгауз, является признаком изменения языка. «Теперь классический признак пуризма — объяснять изменение языка как языковой упадок» (там же). «Языковая система, как и прежде, стабильна, активна и далека от того, чтобы стать гибридом или абсолютно другим языком. В этом отношении на данный момент и в ближайшем обозримом будущем, вопреки все нарастающему беспокойству, нет угрозы для дальнейшего существования немецкого языка».

Также Грегор Тусвальднер (Gregor Thuswaldner), (Австрия, США) не согласен с прогнозами о языковом упадке немецкого языка. По мнению Тусвальднера, нельзя согласиться с утвержде­нием, что немцы потеряли интерес к своему родному языку. Он призывает к «сдержанному отношению, которое не переходит в безразличие, но и не ведет к языковому пуристическому нацио­налистическому подъему, как это происходит во Франции». С легкостью можно предсказать, «что еще большое коли­чество англицизмов войдет в немецкий язык. Тем не менее нет причины поддаваться пессимистическому настроению в отноше­нии языка. Немецкий язык будет существовать и дальше» (там же).

Герхард Штикель (Gerhard Stickel), в то время еще директор Института Немецкого языка в Мангейме, видит, правда, необхо­димость противостояния экспансии английского языка, но ни в коем случае не с помощью Закона о защите языка. Штикель настаивает на деятельности, направленной на воспитание и рас­смотрение языка.

Также Петер Жлобински (Peter Schlobinski), лингвист из Ганновера, относится к употреблению англицизмов скорее сдержанно. По его мнению, тезис о том, что это приводит к «перенасыщению» словами иностранного происхождения, особенно англицизмами, является предрассудком. При этом с 1945 г. около 3500 английских слов было принято в немецкую общую лексику. Он утверждает, что много англицизмов, которых называют как будто излишними, — это термины (компьютерная лексика, экономические науки) или слова, встречающиеся нам какое-то время в рекламе, моде, поп-музыке, чтобы потом также беззвучно и незаметно исчезнуть…. В дальнейшем Жлобин-ски пишет: «Английские и французские модные слова можно считать позитивным, или негативным явлением, английские узкоспециальные термины на бирже уместными, или нет, говорить Fahrkarte вместо Ticket и Droschke вместо Taxi. Некоторые крити­куют словарные оболочки «пластиковые» слова, поддерживают немецкий как национальный язык, говорят политически кор­ректно и избегают вульгаризмов. Все это позволено каждому. Но немецкий язык развивают без каких-либо законов о чистоте языка и языково-диктаторских списков слов иностранного происхождения, от которых нужно избавиться. Понятие «язык» в общественном понимании является «важным элементом демо­кратии» именно для немецкого языка и должен оставаться для совершеннолетних граждан таким языком, который они исполь­зуют в своем понимании» (там же).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что проблема, оставаться или не оставаться заимствованиям в немецком языке, остается актуальной и сегодня. В значительной степени предме­том разногласий стали многочисленные заимствования послед­него времени из английского языка. Лингвистами ставится вопрос о необходимости принятия мер по сохранению немецкого языка как независимого и самобытного, тесно связанного с культурой немецкого народа. При этом вовсе не ставится цель иско­ренить все англо-американизмы из немецкого языка, поскольку полностью изолировать язык от иноязычных заимствований невозможно. Англо-американские заимствования быстро вступают в акты дальнейшего инновационного процесса: они становятся основой для новых обозначений, образованных путем словосложения, словопроизводства, аббревиацией, происходит образование новых наименований по аналогии. Но англо-амери­канские заимствования в огромном объеме, что сейчас наблю­дается в немецком языке, могут, по мнению ряда лингвистов, стереть языковую и культурную идентичность Германии, поэтому важной задачей является ограничение применения англицизмов, чтобы они не привели к вытеснению, забыванию, к гибридизации немецкого языка. Другие лингвисты считают, что языковая система, как и прежде, стабильна, активна и далека от того, чтобы стать гибридом или абсолютно другим языком, и призывают к «сдержанному отношению, которое не переходит в безразличие, но и не ведет к языковому пуристическому националистическому подъему, как это происходит во Франции»: на данный момент и в ближайшем обозримом будущем, вопреки все нарастающему беспокойству, угрозы для дальнейшего существования немецкого языка нет.

Перспективой для дальнейшего исследования является деталь­ное выяснение причин, не позволивших немецкому слову вытес­нить укоренившееся заимствование.

Ю. Плугин

Молодые ученые Харьковщины-2008 / М-во образо¬вания и науки Украины, Харьк. обл. гос. админ., Совет ректоров Харьк. региона, Нар. укр. акад. — Х. : Изд-во НУА, 2008. — 148 с.

Материал принадлежит указанному автору, если Вы автор эта информация для Вас.