Преподавание русского языка в условиях двуязычия Восточной Украины

Преподавание русского языка в условиях двуязычия Восточной Украины

Проблемы использования и изучения русского языка в Украине сохраняют свою ак­туальность в связи с происходящими политическими событиями и зарегистрированным в Верховном Совете Украины новым законом «О языках в Украине». Имеющиеся статисти­ческие данные, результаты социологических исследований, статьи лингвистов, последние публицистические материалы свидетельствуют о том, что языковая ситуация в Украине весьма сложна, многослойна и в каких-то вопросах уникальна, а реальный статус русского языка нестабилен.

Рассмотрим, каково официальное положение русского языка в Украине, насколько оно соответствует потребностям тех, кто в стране говорит по-русски, и как решается этот вопрос в системе образования.

В Украине официальное функционирование языков, в том числе и русского, регули­руется Конституцией Украины, Законом о языках (1998 г.) и Европейской хартией регио­нальных языков и языков меньшинств, ратифицированной Украиной в мае 2003 г. Их рас­смотрение позволяет констатировать, что русский язык, являясь языком национального меньшинства, всё же занимает некое особое положение среди других языков, бытующих в Украине.

Причинами, обеспечивающими русскому языку этот особый статус, являются нацио­нальный, на наш взгляд, национальный состав населения и распространённость русского языка как языка повседневного общения. Данные последней переписи в 2001г. позволяют говорить о компактном проживании русских на юге и востоке страны. На это есть всем известные географические и исторические причины.

Определение показателя «распространённость русского языка как языка повсед­невного общения» обычно связывают с понятием «родной язык». Однако социологи НАН Украины обращают внимание на крайнюю неоднозначность понятия «родной язык» и используют понятие «язык, которому отдаётся предпочтение». По данным Киевского международного института социологии, который, начиная с 1991 года, отслеживает дина­мику выбора предпочтительного для респондентов языка во время проведения массовых опросов, видим, что на протяжении 17 лет независимости доля украинцев, выбирающих украинский язык, ни разу не превысила 50%, а доля выбирающих русский всегда была выше 50%:

1991-1994

2000-2003

2008

Украинский

44

48

46

Русский

56

52

54

По регионам мы имеем следующую картину. Согласно исследованию, проведенному в 2007 году, на Донбассе и в Крыму в семьях только на русском разговаривают 70,2% граждан (в целом на русском — 87,4%), на Юго-Востоке — 35,7% и 58,8% соответственно, а в Центре и на Северном Востоке — 9,5% и 22,0%, в Западной Украине — 1,7% и 3,1%.

О чем говорят эти данные? Как минимум о том, что распространенность украинско­го и русского языков примерно одинакова. При этом можно констатировать неравномер­ность использования русского языка в качестве языка повседневного общения в разных регионах. Цифры красноречиво говорят также о билингвизме Восточной Украины и о том, что Украина — действительно двуязычная страна, в которой больше половины населения свободно владеет двумя языками.

Посмотрим на положение русского языка в сфере, наиболее близкой нам, — в об­разовании.

В высшей школе:

По последним имеющимся данным МОН Украины в 2008/2009 учебном году

—   в учебных заведениях уровней аккредитации (колледжи, техникумы) с укра­инским языком преподавания обучалось 353258 ч., с русским языком — 405907 ч., что составляет соответственно 88,5 % и 11,5%.

—   в учебных заведениях III-IV уровней аккредитации (университеты, институты) с украинским языком преподавания обучалось 2081260 ч., с русским языком — 280767 ч., что составляет соответственно 88 % и 11,9%.

В вузах с украинским языком обучения отсутствуют параллельные русские группы, хотя Закон о языках декларирует право на получение образования на родном языке. На­бор на специальность «русский язык и литература» значительно сокращен из-за снижения социального заказа.

На региональном уровне, например, в Харьковской области в 2008/2009 учебном году насчитывалось 37 вузов III и IV степени аккредитации, из них 19 университетов, 10 ака­демий, 8 институтов. Распределение студентов вузов разных уровней аккредитации по языкам обучения (% к общему числу обу-чающихся) в Харькове и Харьковской области таково:

Учебный год

Украинский язык обучения

Русский язык обучения

I-II

III-IV III-IV

2007/2008

93

76

7

24

2008/2009

96

86

4

14

В средней общеобразовательной школе:

По данным МОН Украины в 2008/2009 учебном году в общеобразовательной сред­ней школе с украинским языком преподавания обучалось 3608725 ч., с русским языком – 779423 ч., что составляет соответственно 81,4% и 11,5%. Доля учащихся украиноя­зычных школ, как видим, повысилась, а доля русскоязычных понизилась.

Если рассмотреть эту ситуацию по регионам, то, как свидетельствуют официальные данные, «процесс сокращения количества русскоязычных школ все эти годы шел более или менее равномерно по всей Украине, как Западной, так и Восточной. Между 2004 и 2008 годами доля русскоязычных школ продолжала уменьшаться. Если рассмотреть си­туацию по областям, то увидим, что есть 9 областей (все — Юго-Восток), где доля русскоя­зычных школ все еще достаточно высока (как минимум — 16%). Между тем результаты исследований показывают, что подавляющее большинство (более 2/3) жителей Украины придерживаются мнения, что желающим должна быть обеспечена возможность получе­ния среднего образования на русском языке. Причем это мнение разделяет и половина тех, кто предпочитает общаться на украинском (при 40%, придерживающихся противопо­ложной точки зрения)».

В этом же исследовании показано, что «50,6% опрошенных высказались за то, чтобы в каждом населенном пункте было достаточно школ, как с русским, так и с украинским языком преподавания, чтобы родители сами могли выбирать, в школу с каким языком преподавания им отдавать ребенка (сторонниками полной украинизации образовательно­го процесса является 17,8%)». А 75,5% респондентов считают, что дети и внуки должны в одина-ковой мере знать и украинский и русский языки. И в этом проявляется высокий уровень толерантности украинского народа, как русско-, так и украиноязычных граждан.

В связи с тем, что в Украине большинство школ украиноязычны, не менее актуален, а для учителей и родителей очень важен вопрос о желательной государственной политике по отношению к преподаванию русского языка в украиноязычных школах. За преподава­ние его в том же объеме, что иностранных языков, высказалось 16,8%; в том же объеме, что украинского, — 47,2%; в промежуточном между ними — 28,1%. За одинаковые объемы использования русского и украинского языков выступают 30,9% «украинцев», 73,6% «рус­ских», 68,3% «украинорусов». Данные по отношению к преподаванию русского языка в украиноязычных школах в зависимости от региона выглядят следующим образом:

Русский язык должен препо­даваться:

З

ЗЦ

ВЦ

Ю

В

Украи­на
… в том же объеме, что укра­инский

10,2

31,4

52,6

68,6

72,6

47,2

… в меньшем объеме, чем украинский, но в большем, чем иностранные

28,8

42,1

32,8

18,9

16,6

28,1

… не в большем объеме, чем иностранные

51,8

18,6

7,4

5,1

3,1

16,8

Трудно сказать

6,2

6,3

6,5

5,4

6,5

6,2

Как видим, региональные приоритеты населения значительно расходятся.

Особо следует сказать об изучении русского языка и литературы. Более 60% опро­шенных считают, что русский язык и русская литература должны в обязательном порядке изучаться и в украиноязычных школах как отдельные предметы; еще 33% считают, что их нужно изучать как факультативные предметы, для желающих; и всего 3% заявили, что нет надобности в их отдельном изучении.

Сделаем выводы из имеющихся статистических данных.

Приведённые данные о национальном составе и языковых приоритетах указывают, как нам кажется, на необходимость трёх разных подходов к языку обучения в средней общеобразовательной школе: один подход — в регионах, в которых для большинства рус­ский язык — родной или является языком повседневного общения; другой — в регионах, где большинство населения не владеет русским языком, и потому он для учащихся если не иностранный, то, по меньшей мере, неродной; и третий — в регионах, где русский язык хотя и не-родной, но учащиеся им владеют с детства. Для Восточной Украины, по нашему мнению, уместен первый подход.

Принцип региональности уместен, как нам кажется, и в подходе к языку обучения в вузе. Сохранение в Восточном и Южном регионах вузов с русским языком обучения позволит не только этническим русским, но и представителям других национальностей, отдающим предпочтение русскому языку и закончив-шим русские школы, продолжить об­разование на этом языке. Кроме того, вузы смогут принять на обучение студентов из стран ближнего зарубежья, владеющих русским языком, не говоря уже о традиционно иностран­ных студентах, желающих обучаться на русском.

Что же мы видим на практике? Для рассмотрения ситуации с преподавани-ем русско­го языка в Восточной Украине, и в частности в Харькове, остановимся лишь на программах и учебниках.

Программа для школ с русским языком обучения построена по традиционному грам­матическому принципу с системно-концентрической подачей фонетического, лексико-фразеологического, стилистического материала, c рекомендациями по формированию навыков развития речи, требованиями к знаниям и умениям учащихся. Изучение этого ма­териала идет параллельно с изучением материала по украинскому языку, что по многим разделам существенно помогает усвоению учащимися программного материала. Един­ственный недостаток этой программы — количество часов (2 часа в неделю). Ранее на усвоение того же материала отводилось 4 часа: 3 — собственно на изучение тем, 1 — на развитие связной речи. Поэтому мы уже сейчас отмечаем, что наши ученики испытывают трудности, встречаясь на международных конкурсах и олимпиадах по русскому языку с заданиями по истории языка, по сложным случаям словообразования, с нестандартными во-просами по стилистике и фразеологии.

Гораздо в худшем положении оказываются учащиеся школ с украинским языком обу­чения, которых в Харькове значительное большинство. Русский язык в таких школах во­обще не включен в инвариантную (обязательную) программу, а идет за счет вариативной составляющей – курса по выбору или факультатива.

Программа «Русский язык (курс по выбору) для общеобразовательных учебных за­ведений с обучением на украинском языке», имеет 4 варианта:

1-й вариант: «Вводный курс» — 3-4класс, «Основной курс» — 5-8 кл.;

2-й вариант: «Вводный курс» — 4-5 класс, «Основной курс» — 6-8 кл.;

3-й вариант: «Вводный курс» — 6 класс, «Основной курс» — 7-9 кл.;

4-й вариант: «Вводный курс» — 7-8-9 класс, «Основной курс» — 8-9-10 кл.

В «Пояснительной записке» говорится о том, что Вводный курс предусматрива­ет изучение предмета при «отсутствии начальных знаний и умений по русскому языку. Содержание вводного курса включает учебный материал, необходимый для овладения начальными знаниями и умениями по всем видам речевой деятельности и начальными языковыми знаниями и умениями». Здесь речь идет о русском языке как о языке, с которым учащиеся якобы встречаются впервые. Вводный курс одинаков для всех вари­антов программы, хотя его изучение может начинаться и в 3, и в 4. и в 6, и в 7 классах. Он явно недостаточен и противоречив по многим параметрам. С одной стороны, речь идет о различении букв алфавита и норм произношения, будто это иностранный, неизвестный учащимся язык. С другой стороны, вводятся отдельные понятия морфологии, якобы из­вестные ученикам из курса украинского языка, но данный материал на уроках украинского будет изучать-ся на 1-2 года позже.

В Основном курсе всех вариантов программы делается акцент на развитии навыков речевой деятельности (слушания, говорения, чтения и письма): на это отведено по 8 или 9 часов в каждом классе из имеющихся в наличии 35 часов в год, т.е. четверть всего курса! Требования к навыкам речевой деятельности мало чем отличаются от требований к навы­кам речевой деятельности на уроках иностранного языка, разве что учащихся для изуче­ния не делят на группы. Программа эта рекомендована к действию по всей территории Ук-раины, значит, и для восточных и южных регионов, где русский язык родной или — в условиях двуязычия — школьники им владеют на достаточном для общения уровне.

В Программе есть раздел «Развитие навыков употребления языковых средств», но элементы теории используются, главным образом, для организа-ции практической дея­тельности учащихся, направленной на развитие орфоэпи-ческих, лексических и граммати­ческих умений и навыков. Но можно ли формировать умения и навыки, если в Программе отсутствует лингвистическая составляющая, вернее, существуют лишь ее фрагменты, данные без системы и без логики? Это равносильно построению дома без фундамента. Сведения по орфографии и пунктуации, как говорится в «Пояснительной записке», не «дают возможность уплотнить изучаемый материал, интегрировать процессы обучения правописанию и развития речи», они больше ориентированы на формирование навыка воспроизведения по образцу, орфографической зоркости и запоминание (как при изучении иностранного языка).

Между «Вводным курсом» и «Основным курсом» — пропасть, куда канули неизучен­ные, попросту «удачно забытые» автором темы морфологии и орфографии, которые труд­но усвоить лишь по аналогии с украинским языком, и даже опираясь на предполагаемые все-таки знания русского языка как языка повседневного общения.

Под стать Программе и учебники, прекрасно изданные с точки зрения полиграфии, изобилующие фрагментами интересных текстов и иллюстрациями, но почти не дающие возможности потренироваться для закрепления орфогра-фии и пунктуации русского язы­ка. Даже в лучшем, с лингвистической точки зрения, учебнике — «Русский язык для 7 класса» (авторы Н.А. Пашковская, Г.А. Михайловская, С.А. Распопова (К.: Освита, 2007) изучение, например, личных окончаний глаголов – темы, важной для образования и на­писания и других глагольных форм, больше построено на репродуктивных, а не на про­дуктивных формах использования этих глагольных форм.

Может быть, в западных регионах такой подход к изучению русского языка оправдан, но целесообразно ли по этой программе и этим учебникам обучать жителей Востока и Юга Украины, где дети владеют русским языком с малых лет? Более того, учителя-практики отмечают, что снизился уровень грамотности и по украинскому языку (особенно по пун­ктуации), т.к. часов на изучение украинского языка в украинских школах не прибавили. Дети вообще потеряли часы языка.

Хочется обратить внимание на то, что изучение курса русского языка не поддерживает­ся чтением произведений русской литературы. Курс всемирной литературы (до сентября 2010 она называлась зарубежной) в украинских школах и на востоке Украины читался на украинском языке и нередко другими учителями. Произведения собственно русской литературы при этом составляли только часть курса. Хрестоматии, рекомендуемые Министерством образования, не содержат оригинальных русских текстов, а дают их в переводе на украинский язык, нередко в искажающем сюжет сокращении. Программа 8 класса вообще не содержит ни одного произве­дения русской литературы, в программе других классов изучение произведений русских авторов сведено до минимума. В 10-11 классах существует два варианта программы — стандарт (1 час в неделю) и академический (2 часа в неделю). В программе «стандарт» на изучение творче­ства Ф.М. Достоевского («Преступление и наказание») отводится 5 часов — с биографией и подготовкой к сочинению, на изучение творчества Л.Н. Толстого («Анна Каренина») — 4 часа. А.П. Чехов изучается только 2 часа, за счет уроков внеклассного чтения, причем лишь один рассказ — «Скрипка Ротшильда». Больше «повезло» Н.В. Гоголю: «Ночь перед Рождеством» перевели на украинский язык и включили в курс украинской литературы.

В июне 2010 по поручению МОН Украины учителя харьковских школ в Учебно-методическом педагогическом центре составили программу по всемирной литературе с включением в нее произведений русской литературы, составляющих более 60% от всех рекомендуемых к изучению,- той сокровищницы классики и современной литературы, кладезя «вечных истин», на которых воспитывались поколения. Неизвестно, по какой при­чине эта программа канула в недрах Министерства.

Когда спрашивают, почему мы так защищаем русский язык, я обычно отвечаю: «Да не русский язык мы защищаем. Он достаточно велик и могуч, чтобы нуждаться в защите.

Мы детей наших защищаем, которые могут разминуться с этим чудом, не узнать его силы, мощи и красоты, с детства ограничить свое мировоззрение, отказаться от возможностей широкого общения в будущем».

В настоящее время в Украине обсуждается законопроект «О языках в Украине». По мнению авторов законопроекта, эта норма исходит из того, что «русский язык является родным или таковым, который ежедневно используют большинство граждан Украины, общепринятым наряду с украинским языком межличностного общения на всей террито­рии Украины». Предложенный Закон разрешает использование русского языка наравне с украинским во многих сферах жизни. В частности, это касается и возможности выбора языка обучения для школьников. В случае принятия этого Закона родители школьников, а также сами учащиеся – студенты государственных вузов смогут определять, на каком языке они будут обучаться. В случае с частными вузами это решает собственник учеб­ного заведения. С нашей точки зрения, в проекте Закона справедливо утверждается, что «украино-русское двуязычие, которое сложилось исторически, есть важнейшее достоя­ние украинского народа, могучий фактор консолидации многонационального украинского общества.

В Украине сейчас исторически сложились благоприятные условия для формирования «двуязычия» на основе украинского и русского языков и далее – для изучения третьего, по-настоящему иностранного языка. Мы думаем, что утверждение украинско-русского дву­язычия — наиболее близкий путь вхождения народа Украины в мировую культуру, науку и экономику.

Л.Б. Бей, О.В. Черная

«Функционирование русского языка в двуязычном образовательном пространстве». — СПб: Златоуст, 2010. — 242 с.

Материал принадлежит указанному автору, если Вы автор эта информация для Вас.