Поэты XII-XVIII веков о нравственном воспитании современников и молодого поколения на материале сборника «бакырган китабы»

Поэты XII-XVIII веков о нравственном воспитании современников и молодого поколения на материале сборника «бакырган китабы»

В сборнике «Бакырган китабы» собраны произведения тюрко-та-тарских поэтов рубежа XII – XVIII вв. Он был составлен в XVIII веке представителями суфизма для прочтения на поэтических вечерах. Книга включает в себя 143 произведения двадцати поэтов, являясь ценнейшим историческим образцом древней татарской рукописи. Но произведения не переведены на русский и современный татарский языки и даются в своём первоначальном виде. «Бакырган китабы» непрерывно печаталась до революции, в школах и медресе выпол­няла поучительную, познавательную и воспитательную функцию, а для широкого круга читателей являлась настольной книгой. Поэмы, легенды из этого сборника читались на праздниках, религиозных обрядах, торжественных богослужениях.

Религиозный и назидательный характер большинства произведе­ний сборника «Бакырган китабы» позволяет авторам говорить о нравственном воспитании именно в этом ключе. Например, у поэта Габиди:

Кто Всевышнего любит, Аллах сам поможет в делах, Всех он окружающих полюбит, всякий полюбит и его.

В этих строках проводится простая мысль о любви к Аллаху. И проводится назидательная мысль о необходимости этой любви.

Поэт Ахмед Ясави (ХІІв.) также призывает быть на ниве просве­щения. Вообще, А. Ясави в вопросах воспитания, обычно просто берет назидательный характер. Например:

На ниве просвещения освяти свои чувства

Отказавшись от земных радостей станешь честным торговцем.

В этих строках А. Ясави призывает к просвещению, так как истин­ное знание помогает человеку прийти к нравственному совершенству.

Ниже поэт прямо указывает, что земные радости предназначены для необразованных ограниченных людей. Эту данность А.Ясави выдает как аксиому, противопоставляя при этом, что ученым нужен иной мир:

Необразованным нужен этот мир, ученым нужен мир иной, Меджнунам нужны Лейлы, а мне только ты нужна.

Проблема воспитания в сборнике передается как через положи­тельные примеры, так и путем критики человеческих пороков. Так, С. Бакыргани (последователь А. Ясави) учит читателя быть терпели­вым и не предаваться земным радостям. Для этого автор обращает­ся к другим суфийским мистикам. Например, к Баба Мачину или Ахмеду Ясави:

«Ты должен поехать в Туркестан, предаться трудам, Тебе воздастся твоя доля» – учитель – Ахмед Ясави.

Воспитание должно учить людей образованности. Без знания нельзя быть воспитанным, служить делу Аллаха. Знания помогают разобраться в этом суетном мире. Об этом пишет и Сулейман Ба-кыргани:

В море просвещения, будучи ныряльщиком,

жемчужины любви захочу собрать, На площадь Истинного пути взлетая сесть на дерево тубы в раю.

Поэзия Шамсетдина отличается особой религиозностью. Большин­ство его строк, тематически направленных на воспитание, призыва­ют к совершенной религиозной жизни. Вот строки о необходимости молитвы:

Намаз – лучшие слова на языке, намаз – вершина религии,

Читай намаз ночь и день, невежественным не будь, неизвещенный.

Подобные же мотивы звучат и у видного религиозного деятеля, поэта Кул Шарифа жившего во времена Казанского ханства. Но у последнего сильнее звучат социальные мотивы. В то же время у Кул Шарифа также сильны мистические мотивы.

Ты не волнуйся: «Не думай, что ты навсегда остался в этом мире»,

Все горит в этом мире свечами.

Символ свечи, которая быстро сгорает – традиционная метафора для средневековой поэзии. Быстротечность этого мира, и мысль о том, что надо успеть подготовиться к смерти – основные идеи и Кул Шарифа. Религиозность проявляется также в том, что поэты часто прославляют дервишизм как течение. Отдавая должное дервишам, поэты считают их своеобразными хранителями идей суфийского дви­жения в целом.

С. Бакыргани раскрывает это понятие широко, считая их святыми и самыми добродетельными людьми. Поэт пишет целую оду, посвя­щенную дервишам, ставя их выше падишахов, раскрывает их внут­ренний мир:

Их образы здесь, сами они там,

то, что падишахам далеко, то, внутри у дервишей. Молитвы дервишей – Хозяева святости,

а приветствия дервишей, то внутри у дервишей.

Естественно, кроме богатого внутреннего мира, у дервишей жизнь проникнута религиозными устремлениями. Они готовы всегда встать на стражу шариата, религиозных обрядов и т. п.

Каждый стал сторонником (Ислама, Мухаммеда), тот осознал смысл, был узнан и понят Движением (сторонниками) дервишей.

Такое внимание к дервишам и основным канонам суфизма явля­ется прекрасным материалом воспитания как подрастающего поко­ления, так и привлечения сторонников среди взрослого населения.

Эти стихи звучали песнями, они обычно шли рефреном, изобилова­ли повторами, композиционно выдерживались. Все это давало возможность их использования вместо общих молитв. Гимн-ода дер­вишам С.Бакыргани, на наш взгляд, использовалось по этому же принципу.

Другие произведения композиционно выглядят сложнее, их прочитывали без повторов. Наверняка, они писались для конкурсов среди поэтов или для прочитывания в более узком кругу. Но они также носили дидактический характер и предназначались для вос­питания слушающих. У С. Бакыгани в этом отношении можно приве­сти такой пример:

О добрый человек, владелец души, сможешь ли ты остаться в вере?

Силой молодости ты многое можешь,

Вот ты пришел, вот все прошло, не отвернешься ли ты?

Эти произведения, в которых приводились определенные элемен­ты легенд и чудес исламского мира были написаны для того, чтобы заинтересовать слушателя. Если одно произведение служит прослав­лению дервишей и религиозного духа святых, другие произведения напрямую предназначены молодежи. Такие стихи-обращения есть, например, у того же С. Бакыргани:

Скажешь: старик умрет, молодой не умрет,

А сколько примеров того, что молодой умирает, старик не умирает, Если придет время, время укажет свое, и ты готов умереть молодым?

Это произведение напрямую обращено молодым людям, кото­рые еще думают, о том, что стать религиозным, можно став, старше.

В воспитательном процессе большое значение в суфийской лите­ратуре отводится скромности и гордыне. Гордыня вообще считается смертным грехом. Скромность заложена в самой философии суфиз­ма. Например, у А. Ясави есть строки, прямо призывающие к скром­ности:

«Тоткан», кто держит указания Бога, тот будет добродетельным, Будешь и ты добродетельным, Если будешь усмирять желания.

Судя по приведенному отрывку, можно сказать, что скромность весьма поощрялась в рассматриваемой поэзии. Вплоть до того, что быть скромным в принципе означает выполнять основные законы шариата и чтить Бога.

Далее А. Ясави продолжает и указывает на другой грех – жад­ность, скаредство:

Не радуйся, если у тебя много богатства, оно как долг тебя засушит вконец, пока не уйдешь в землю вконец, сколько раз будешь бегать от этого.

Особое внимание суфийские поэты уделяют осуждению горды­не. В этом отношении эти стихи звучат достаточно социально: Я-я, говорил, я говорил, и смеялся над белым светом, И богатство смело собирал, один только ответ давал.

Не похваляйся, что избавился от гордыни, ибо ее труднее заме­тить, чем след муравья на черном камне в темную ночь. И не думай, что ее легко выявить, ибо легче иголкой добыть гору угля из недр земли.

Итак, основные идеи воспитания, выраженные в сборнике «Ба-кырган китабы», заключаются в послушании старшим, в верности и выполнении религиозных идей. Все стихотворения, в основном, по­строены на мистических символах. Проблемы воспитания авторы строят на положительных или отрицательных примерах.

С одной стороны, авторы сборника подчеркивают жизнеутверж­дающую трактовку на основе здравого смысла. Здесь присутствует любовь к жизни, утверждается позитивная любовь к женщине. Не отстраняются авторы полностью от материальных, духовных благ и земных радостей. С другой стороны, стимулируют духовное само­познание и постоянное самосовершенствование личности.

Идейное содержание произведений пронизано пропагандой рас­пространяющегося в тюрко-татарском мире идей исламской культу­ры и ее гуманистических идей.

Как подчеркивает автор практически единственной монографии по гуманистической педагогике Р. Малик, тюрко-татарская гуманис­тическая педагогика средневековья, возникновение которой относится к XI веку, а завершение – к первой половине XVI века, является неотъемлемой частью общемировой педагогической мысли». А ав­торы сборника «Бакырган китабы» и их бессмертные произведения, не только история литературы, они своими гуманистическими, вос­питательными идеями, проблемами духовного совершенствования личности, призваны сыграть важную роль в воспитании подрастаю­щего поколения.

Садреева Л.М.,

аспирант

Казанского государственного педагогического университета

Образование как интегративный фактор цивилизационного развития. – Казань: Издательство «Таглимат» Института экономики, управления и права (г.Казань), 2005. – 204 с.

Материал принадлежит указанному автору, если Вы автор эта информация для Вас.