Особенности системной психологической диагностики детей, нуждающихся в социальной реабилитации

Особенности системной психологической диагностики детей, нуждающихся в социальной реабилитации

Институт экономики, управления и права (г. Казань) По данным Министерства образования РФ, последнее десяти­летие отмечается довольно стойкая тенденция роста числа детей, оставшихся без попечения родителей. Из 100 000 ежегодно выяв­ляемых в РФ детей, оставшихся без попечения родителей, 70% передаются на воспитание в семьи, 30% – в детские интернатные учреждения. Ежегодно в России усыновляется около 30000 детей, при этом около 18000 детей усыновляется отчимами, мачехами и 12000 – посторонними гражданами. Однако, по мнению специалис­тов органов опеки и попечительства, рост числа усыновляемых де­тей замедлился. Так, по данным МО РФ, число усыновлений внут­ри страны в 1991 г. составило 15964, а в 1999 г. всего 6500. Для сравнения, в результате международного усыновления в 1992 г. было усыновлено 678 детей, а в 2001 г. цифра приблизилась к 7000 детей.

Статистика свидетельствует: по числу детей-сирот, приходящих­ся на каждые 10 тысяч детского населения (а по данным государ­ственного комитета России по статистике сейчас в Российской Фе­дерации проживает 40 миллионов детей), Россия занимает первое место в мире. Почти 50% детского населения страны (около 18 млн.) находится в зоне социального риска. Ежегодно в России выявляет­ся около 100 тыс. детей, нуждающихся в опеке. Обострение в стра­не социальной проблемы детей, оставшихся без попечения родите­лей, обусловило необходимость принятия федеральной программы “Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершенно­летних”. В рамках реализации этой программы, перед психологами ставится задача выяснения и устранения психологических причин безнадзорности несовершеннолетних, создания индивидуальных психокоррекционных программ социальной реабилитации детей, оставшихся без попечения родителей.

Анализ психологической литературы по данной проблеме пока­зал, что исследования психологов направлены на изучение пробле­мы депривации, особенностей развития ребенка, лишенного роди­тельского попечения. У таких детей отмечается быстрая утрата по­будительных мотивов к какой-либо деятельности, апатия, пониже­ние активности или наоборот – гиперактивность, которая часто вле­чет за собой уход в криминальный мир, вызывающее поведение в обществе, стремление любой ценой привлечь к себе внимание. Все это усугубляется проблемами подросткового возраста.

Пройдя детский и подростковый периоды в детских приютах, сироты вступают в довольно сложный, эмоционально напряженный период – выходят из стен приютов и оказываются на пороге взрос­лой жизни. Это дает предпосылки к возникновению трудностей со­циальной адаптации в новом для них окружающем мире.

Следовательно, в систему психологической работы с несовер­шеннолетними должен быть включен подбор соответствующих кор-рекционно – реабилитационных программ и подготовка к будущей жизни. Основной задачей коррекционных программ сегодня явля­ется интеграция в общество, социальная реабилитация и оказание комплексной помощи детям, нуждающимся в социальной реабили­тации. В свою очередь, адекватные реабилитационные программы могут быть составлены только на основе современной психологи­ческой диагностики, которая позволит реализовать индивидуальный подход при подборе реабилитационных программ, а также обрат­ную связь при оценке эффективности проводимых психокоррекци-онных мероприятий.

Все вышеизложенное обусловило актуальность данного иссле­дования, целью которого явилось проведение системной психоло­гической диагностики несовершеннолетних социальных приютов и описание их психологических особенностей.

Теоретическую основу данного исследования составили работы ЮАЦагарелли (2002, 2003).

В эмпирическом исследовании приняли участие 30 детей в воз­расте от 8 до 16 лет, находящихся на государственном обеспече­нии в социальном приюте “Гаврош”.

Для системной психологической диагностики несовершеннолет­них нами использовался прибор “Активациометр АЦ-9К” (Ю.А.Ца-гарелли). На уровне психофизиологических свойств исследовались такие параметры, как сила-слабость, баланс нервных процессов и лабильность нервной системы. На уровне психических процессов диагностировались особенности мышления. Уровень психологичес­ких свойств личности испытуемых в данном исследовании пред­ставлен такими параметрами, как надежность в экстремальной си­туации, психоэмоциональная устойчивость, способность к саморе­гуляции психических состояний, а также личностными факторами Р Кеттелла.

Исследование силы-слабости нервной системы (НС) с помощью теппинг-теста Е.П. Ильина показало, что у испытуемых выражена слабость нервной системы (8,7 балов по 25-балльной шкале). При­чем у мальчиков слабость НС выражена больше, чем у девочек (10 и 6,7 баллов, соответственно). Таким образом, воспитанники соци­ального приюта плохо справляются с длительными психическими нагрузками, стрессами и другими негативными воздействиями на психику. Они более уязвимы, чем дети с сильной нервной системой.

Следующим этапом исследования явилось изучение баланса нервных процессов с помощью кинематометрической методики Е.П. Ильина. Данные проведенного исследования показали, что у маль­чиков процесс возбуждения несколько преобладает над процессом торможения (10,7 и 8,9 баллов, соответственно), что выражается в бурных эмоциональных реакциях на различные внешние и внутрен­ние раздражители, быстром включении в новую для них деятель­ность, контрастности эмоциональных проявлений, в склонности к риску. У девочек, наоборот, процесс торможения доминирует над процессом возбуждения (10,4 и 8,1 балла, соответственно), что ха­рактеризует сдержанность их эмоциональных проявлений, способ­ность быстро затормозить те или иные свои действия.

На следующем этапе мы исследовали лабильность с помощью методики КЧСМ, которая характеризует скорость возникновения и прекращения нервных процессов и является психофизиологичес­кой основой эмоциональности человека. Высокие показатели ла­бильности испытуемых (18 баллов по 25-балльной шкале) свиде­тельствуют о высоком уровне их эмоциональности.

На уровне психических процессов диагностировались особен­ности мышления. Полученные результаты показали, что для испы­туемых в равной степени характерны и эмоционально-образное, и абстрактно-логическое мышление, и межполушарная уравно­вешенность.

Анализ данных, полученных при исследовании надежности в экстремальной ситуации, показал, что у детей-воспитанников при­юта высокий уровень психоэмоциональной устойчивости в экстре­мальных ситуациях (18,2 балла по 25-балльной шкале). Показатель надежности психомоторной деятельности в экстремальной ситуа­ции, который прогнозирует результативность действий, движений в экстремальной ситуации, составил 14,6 баллов, что несколько выше среднего уровня.

Результаты эмпирического исследования саморегуляции психо­эмоциональных состояний показали, что испытуемые плохо владеют техникой саморегуляции и это является дополнительным источником их напряженности (7,9 баллов по 25-балльной шкале). Несколько выше у них показатели саморегуляции мыслительной деятельности (15,4 баллов), причем у мальчиков этот показатель выше – 16,1, чем у девочек – 14,7.

Стабильность, т.е. воспроизводимость результатов тестирования при многократном повторении рассматривается как компонент на­дежности в экстремальной ситуации. Показатель стабильности в фоновых условиях у испытуемых (11,2 балла) выше, чем в услови­ях экстремальной ситуации (8,1 балл).

Для исследования психологических свойств личности использо­вался подростковый вариант опросника Р.Кеттелла (14PF). Полу­ченные эмпирические данные показали, что для всех детей, нахо­дящихся в приюте, независимо от пола, характерна эмоциональ­ная неустойчивость, неспособность управлять своими эмоциями, находить им адекватное объяснение и реалистическое выражение (низкие оценки фактора С), эмоциональная возбудимость, постоян­ное беспокойство, отвлекаемость, повышенная реактивность на слабые провоцирующие стимулы, возникновение бурных эмоцио­нальных реакций даже по незначительному поводу (высокие оцен­ки фактора D), высокая тревожность, подавленность, подвержен­ность различным страхам, недооценка своих возможностей, склон­ность к чувству вины и самообвинению (высокие оценки фактора О), низкий самоконтроль поведения, неумение организовать свое время и порядок выполнения дел (низкие оценки фактора Q3), а также высокая напряженность, фрустрированность (высокие оцен­ки фактора Q4). Для мальчиков, находящихся в приюте, характерна также повышенная ранимость, потребность в любви, внимании и помощи со стороны других людей (высокие оценки фактора I), не­самостоятельность, зависимость, потребность в поддержке окру­жающих, в их одобрении, отсутствие инициативы и смелости в вы­боре собственной линии поведения (низкие оценки фактора Q2). Низкие оценки у девочек по фактору Н характеризует их неустойчи­вость поведения в условиях стресса, застенчивость, осторожность, сдержанность в общении и выражении своих чувств.

Таким образом, на основе результатов системной психологичес­кой диагностики в качестве критериев оценки нарушений в психи­ческой сфере детей, нуждающихся в социальной реабилитации, можно рассматривать следующие: слабость нервной системы (НС), высокая лабильность НС, низкий уровень саморегуляции психичес­ких состояний, высокие личностные факторы D (эмоциональная воз­будимость), О (тревожность), Q4 (напряженность) и низкие оценки факторов С (эмоциональная устойчивость), Q3 уровень самоконт­роля). Такой симптомокомплекс можно рассматривать как проявле­ние дезадаптации подростка, его психического неблагополучия.

В данной работе представлены результаты системной психоло­гической диагностики детей, находящихся в социальном приюте. Полученные результаты помогут психологам подобрать наиболее оптимальную программу индивидуальной коррекции детей, нужда­ющихся в социальной реабилитации.

Тихонова Е.Г. Цагарелли Е.Б., к.псих.н., доц.

Будущее России: перспективы и стратегии развития. В 5 томах. Том IV. – Казань: Издательство “Таглимат” Института экономики, управления и права, 2005. – 320 с.

Материал принадлежит указанному автору, если Вы автор эта информация для Вас.