Особенности формирования языковой личности в условиях билингвизма

Особенности формирования языковой личности в условиях билингвизма

В современных условиях Украины гуманитарные задачи школ с русским языком обу­чения значительно изменились по сравнению с той ситуацией, которая существовала 10­15 лет тому назад, когда в высоком образовательном статусе русского языка и русской культуры еще мало кто в Украине сомневался. Изменились базовые знания и основные психолого-педагогические характеристики детей и подростков, их познавательные потреб­ности, равно как и требования, и ожидания родителей.Русско-культурные родители, отдавая ребенка в украиноязычную школу, не думают в таких категориях, как «маргинальность» или «идентичность». Ведь в настоящее время язык украинский – это язык официальных контактов, а русский, по их мнению, не имеет другой сферы применения, кроме бытовой. Ведь за 16 лет в Украине принято более 70 законов, направленных на всемерное сужение сферы использования русского языка.

Столкновение с моральными нормами иного типа происходит подспудно и проявля­ется в виде стремления к интеграции – желания войти в группу, которая, по мнению на­чинающего маргинала, занимает более высокий социальный статус.

Родители со временем просто начинают тихо не понимать, откуда сие чуди-ще без­грамотности и бескультурья, называющее себя их сыном или дочерью. Формирующаяся маргинальная личность обладает такой взрывоопасной смесью типических черт, как бес­покойство, агрессивность, честолюбие, эгоцентричность. Но ведь язык обучения не «чу­дище» выбирало, а сами родители сотворили это «чудище» из собственного нормального ребенка.

Отношение к престижу того или иного языка влияет на развитие двуязычного ребен­ка. Если оба языка – и русский и украинский – оцениваются в обществе одинаково высоко, речевая деятельность ребенка – билингва осуществляется в благоприятных условиях, оказывая положительное влияние на его конгнитивное развитие. Если же один из языков считается непрестижным, (а в нашем случае это русский язык) это отрицательно сказы­вается на двуязычном развитии ребенка, задевает его национальные чувства, вынуждая отказаться от дальнейшего освоения одного из языков. Подобная картина наблюдается и в тех случаях, когда непрестижность языка мнимая. Постепенно оценка престижности сме­щается, когда ребенок узнает, что на украинском языке в других странах разговаривать почти не с кем, нет научной литературы на украинском языке, ничтожно мало периодики.

Национальная идея в нашей полиэтничной и поликультурной стране может лишь по­степенно сложиться в живой жизни культурных и местных общин, из суммы множества идей общинных и региональных, которые будут свободно развиваться, причем на первом этапе – не столько помогая, сколько не мешая развитию друг друга.

В современной общественно-педагогической ситуации именно школа все более от­вечает за системную, правильную связь формирующейся личности с родной ей (по языку) культурой. Эту связь должны обеспечивать гуманитарные предметы: прежде всего уроки русского языка, а затем – литературы и истории. При этом особенно важны межпредмет­ные связи между ними. Ведь язык (если не ограничивать его правилами орфографии и пунктуации, а говорить именно о формировании языковой личности) – продукт истории народа, художественно обработанный, усовершенствованный мастерами слова. Он – ор­ганическая и важнейшая часть культурного целого. Культура в ее прошлом и настоящем -корневая система языка, в отрыве от нее он чахнет и в конце концов умирает, формальное изучение его становится бесполезно, так как вместо языковой личности формируется по­луграмотный маргинал, не причастный ни к какому языку и ни к какой культуре. Именно эта беда уже перешагнула пороги наших «русскоязычных школ», которых в настоящее время лишь 9% от общего количества.

Проблема, прежде всего, в том, что история России изучается лишь в рамках доста­точно произвольно составленного курса всемирной истории, а также отрывочно и более или менее тенденциозно освещается в различных частях курса истории Украины. Про­граммы по этим предметам в школах с русским языком обучения – те же, что и в школах с украинским языком обучения. Что же касается литературы, то программы для школ с русским языком обучения по этому предмету все же отличаются от программ для школ с украинским языком обучения, однако собственно русские произведения составляют в лучшем случае треть всего объема изучаемых произведений, остальное – переводы с иностранных языков (от «Иллиады» до «Гарри Поттера»). Таким образом, устраняются последние основания не только для формирования живительной среды родного языка и родной культуры, но и для связи поколений. Ведь мы, к сожалению, дошли до такого состояния, когда успешный (судя по оценкам в аттестате) выпускник школы из русскоязыч­ной семьи или русскоязычного региона Украины уже не знает практически ничего из всей той суммы гуманитарных знаний, которой (независимо от профессии) обладают его отцы и деды, воспитанные на лучших образцах русской культуры, – не в последнюю очередь благодаря систематическим знаниям по истории России.

Лавина несистематической, но интересной школьнику информации (источник кото­рой, в основном, конечно, не школа, а Интернет и телевидение) – как правило, именно российского происхождения – школьником Украины воспринимается не совсем так, как школьником России. Украинская русскоговорящая молодежь вынуждено удовлетворяется ролью пассивного потребителя массового продукта российских медиа. Для нее, в силу полного отсутствия соответствующего гуманитарного образования и воспитания, по сути не остается той перспективы роста, которая всегда есть у молодого россиянина: перспек­тивы постепенного перехода от молодежной субкультуры к подлинной культуре путем постепенного соединения «официального» (фундаментального) воспитания и «спонтан­ного» воспитания в среде специфически молодежных ценностей и постепенного же вра­стания в почву «взрослых» ценностей.

Какой ответ на все эти вызовы современности могли бы дать сегодня украинские ученые-русисты?.. Совершенно очевидно, что приоритеты современной украинской руси­стики лежат в области обучения и воспитания молодежи, в области школы – и прежде все­го общеобразовательной. Обучение русскому языку в Украине осуществляется на уровне стандарта, академическом и профильном уровнях. Учебная программа редакции 2010 года предусматривает на основе последовательного использования анализа языковых явлений, сравнения, обобщения, систематизации языковых фактов воспитывать на уро­ках эстетический вкус учащихся. Основы риторики, включенные в еще пока электронную версию учебников 10- го класса по русскому языку (авторские группы: Пашковская Н.А., Михайловская Г.О., Располова С.О.; Рудяков О.М., Фролова Г.Я., Быкова К.И.; Михайлов­ская Г.О., Корсаков В.О., Барабашова О.В., Камышанова О.Ю.) предоставляют базу для публичных выступлений школьников, результативного общения.

Что же мы, русисты, реально делаем для изучения, сохранения и развития русского мира в Украине? Объем преподавания русского языка в школе – два часа в неделю, в 10-11 классах – один час в неделю. В городе Макеевка есть школы, где русский язык во­обще не изучают. Профильные предметы в профильных классах (математика, физика, история, география) читаются на украинском языке.

Профильный курс изучения русского языка (3 часа в неделю) насыщен некоторыми аспектами технологии профессионального успеха, путями получения профессионального образования, рациональной организации труда и отдыха, проектной деятельностью уча­щихся, участием в диспутах, дискуссиях, формированием круга чтения, критическим от­ношением к СМИ, выбором спецкурса, практикума, тренинга, формы аттестации.

Методическими принципами программы являются:

  • доминирующая роль упражнений
  • обусловленность речевой деятельности заданной тематикой учебных текстов и си­туаций
  • учет знаний, полученных на уроках украинского языка

На уроках учащиеся призваны выполнять действия по формированию орфографи­ческих и пунктуационных навыков: вставка нужных букв, расстановка знаков препинания, подбор нужной словоформы; восстановление, распространение и свертывание предложе­ний, перестановка частей предложения, замена, вставка слов и выражений предложения, имитация образца, пересказ текста, выделение основной мысли текста, толкование слов с опорой на контекст.

Принцип учета знаний по украинскому языку позволяет, во-первых, избежать нео­правданного дублирования (например, при изучении тем «Пунктуация сложного пред­ложения», «Прямая речь», «Предложения с обращениями, вводными словами, одно­родными членами, обособленными членами»). Требуется лишь актуализировать русскую терминологию. Во-вторых, сопоставляется языковой материал. Упражнения: «Переведи с украинского языка на русский и сравни употребление предлогов»; «Подбери синони­мичные фразеологизмы из украинского языка» – частые гости в учебниках русского языка в каждом классе. Учебник содержит тексты для пересказа, описывающие национальные памятники русской культуры: Михайловское, Кижи, Медный всадник, Владимирские хра­мы. Вследствие этого учащиеся более тонко воспринимают явления родного языка и со­вершенствуют культуру речи.

Поэтому можно сказать, что делаем очень много – и в то же время пока не­простительно мало. Много – самим фактом своего существования, своими трудами, вы­соко ценимыми как в этой стране, так и далеко за ее пределами, своей педагогической работой в средней и высшей школе. Конкурсы «Знатоки русского языка», олимпиады по русскому языку, Пушкинские праздники (ежегодно 6 июня и 19 октября). И это очень важно, ибо убедительнейшим образом свидетельствует о том, что потребности в повседневном, бытовом существовании русского языка и культуры не только имеются в массах насе­ления Украины, но и удовлетворяются, поддерживаются и развиваются силами научно-педагогической и культурной элиты самого же этого населения, а вовсе не откуда-то из России. Ведь последние пятнадцать лет мы не получаем российских учебников для школ и вузов, почти не выписываем российские газеты и журналы, а все это и многое другое делаем сами, на нормальном русском языке и довольно неплохого качества. На сегод­няшний день в Украине работают десятки юридических украино-, а фактически русскоя­зычных вузов, в том числе тех педагогических, где в целом неплохо готовят кадры для русскоязычных школ, а они потом в целом неплохо в них преподают.

В настоящее время мои коллеги, учителя русского языка Донецкой области, применя­ют продуманные стратегии общения и методы корректировки детской речи, чтобы помочь учащимся лучше усвоить русский язык и сделать общение на нем интересным ребенку. Ориентация – прежде всего на коммуникацию с детьми. Дети используют «стратегию об­легчения», употребляя слова обоих языков, неправильные формы слов. И мы понимаем, что ошибки надо исправлять как можно незаметнее для ребенка, не обижаясь на «дер­жавну мову». Например, ребенок сказал о чем-то с ошибкой – в таких случаях учитель повторяет сказанное ребенком уже без ошибки, предварительно показав, что он понимает, поддерживает или соглашается с ребенком: «Да, правильно. только не «травы, что укры­вают холм», а «травы, которые укрывают холм», или «травы, укрывающие холм»»

Признавая несомненные заслуги украинской русистики, ее в целом высокое научное качество, сегодняшнее положение дел показывает, что мы делаем непро-стительно мало для изучения, сохранения и развития русского мира Украины.

Сколько нас, русскокультурных граждан Украины? (По некоторым подсчетам 17% русских по происхождению и 40-55% русскоговорящих.) То есть тех, кто сегодня испыты­вает реальные культурно-образовательные потребности, которые могут быть удовлетво­рены в контексте и на специфическом языке русской культурной традиции?.. Тех, которых считают «приехавшими из России» и надеются, что мы скоро уедем. Но мы ниоткуда не приехали, местные мы.

Итак, нужны критерии подсчета. А чтобы знать критерии – нужно изучать и те специ­фические культурные традиции, что нас взрастили, и их динамику, их эволюцию. И именно это то, чего мы не делаем и чего никто за нас не сделает. Никто не объяснит нам нашу идентичность. А без четкого сознания своей собственной идентичности мы обречены, и все наши усилия в конечном счете пойдут прахом – в том числе усилия по накоплению и передаче знаний.

В 2011 году учащиеся Украины впервые могут пройти независимое тестирование по предмету «русский язык». Не последняя роль в этом нововведении министра образования Украины Дмитрия Табачника. И это только один пример из области «языковой картины мира», которую нам предстоит не только исследовать, но и, по мере наших сил, изменять.

Из интервью Дмитрия Табачника : «Я хочу сказать, что перенесение русской литера­туры в курс зарубежной литературы – это искажение, которое абсолютно не отвечает ка­честву образования, потому что Украина является вместе с Россией соавтором и совладе­лицей огромной украинской русскоязычной культуры». По мнению министра образования, возможность равноценно владеть украинским и русским языками судьбой подарена укра­инскому народу и поэтому следует говорить не об ограничении, а о расширении языкового горизонта украинцев. «Я считаю, что судьбой подарен украинскому народу билингвизм, и отказываться от него абсолютно нецелесообразно, некстати».

Языковая личность и есть то благодатное поле, где прорастает контакт, и встреча культур, и взаимодействие языков.

Н.Е. Симоненко

«Функционирование русского языка в двуязычном образовательном пространстве». — СПб: Златоуст, 2010. — 242 с.

Материал принадлежит указанному автору, если Вы автор эта информация для Вас.