Проблема внедрения западных инновационных технологий в ВУЗе

Проблема внедрения западных инновационных технологий в ВУЗе

В начале 21-го века слово «инновация» без сомнений занимает одно из пер­вых мест в частотном словаре русского языка. Сегодня на любом уровне управ­ления – от руководителя небольшой организации до президента страны – инно­вационным технологиям отводится особое место. Регулярно на самом высоком государственном уровне подчеркивается роль инноваций в повышении конку­рентоспособности страны, что находит отражение в государственных и прави­тельственных документах, различных проектах и программах.

Так, в докладе «Конкурентоспособность России – 2011», опубликованном Всемирным экономическим форумом совместно с ОАО «Сбербанк России» и компанией Стратеджи Партнерс Групп, отмечается, что за последние годы кон­курентоспособность России снизилась, и «чтобы развиваться так же быстро, как и другие страны BRICS, необходимо предпринять меры по повышению конку­рентоспособности страны». Выделяются пять основных проблем, которые важно решать сегодня. Одной из них называется проблема качества образова­ния, которое «важно повысить, чтобы поддержать преимущество России в че­ловеческих ресурсах». Особая роль в решении этих проблем отведена иннова­ционной политике, к которой предлагается применять комплексный подход, предусматривающий как меры, позволяющие получить относительно быстрые результаты, так и программы, нацеленные на более долгосрочную перспективу.

Внедрение инновационных технологий в учебный процесс вузов является важнейшим условием вхождения российской системы образования в междуна­родное образовательное сообщество. Выбрав курс на развитие рыночной эко­номики, Россия вынуждена ориентироваться на опыт развития систем образо­вания стран-участников Болонского соглашения и США. Особое место здесь отведено США, где высшее образование, в отличие от большинства других стран, давно считается успешным бизнесом.

Среди инноваций в образовании, пришедших в Россию из-за рубежа, важ­ное место занимают инновации, связанные с обеспечением качества учебного процесса. А оценка качества образования в вузе всегда выражалась и выражает­ся в количественном эквиваленте – итоговые оценки по дисциплинам, оценка за государственный экзамен, оценка за выпускную квалификационную работу, и, наконец, средний балл диплома. Не секрет, что последние три вида оценок за­висят от большой группы оценок по дисциплинам (не менее 50 для программы бакалавриата). Именно они в итоге определяют настоящую квалификацию вы­пускника, а не оценка за госэкзамен или выпускная квалификационная работа. В связи с этим введение балльно-рейтинговой системы контроля и оценки акаде­мической активности студентов нужно считать прорывом в вопросах обеспече­ния качества знаний и соответствия итоговой оценки реальному уровню знаний.

Конечно, и старая система контроля и оценки знаний предполагала проме­жуточную аттестацию. Например, выставление преподавателем, ведущим прак­тические занятия, двух оценок в течение семестра: 0 («не аттестован» или «не­удовлетворительно»), 1 («удовлетворительно» или «хорошо»), 2 («очень хоро­шо» или «отлично»). Однако часто экзаменатор (лектор) вообще не учитывал промежуточные результаты, отдавая преимущество теоретическому экзамену, или учитывал их, но с весовым коэффициентом не более 0,5. Поэтому далеко не всегда оценки были справедливыми: субъективность экзаменатора, вытянут «плохой» или «хороший» билет, различие во владении студентом теоретиче­ским и практическим материалом курса, проблемы со здоровьем в день экзаме­на, неустойчивая психика, взятка, чья-то просьба и т.п.

Решающая роль экзамена приводила к тому, что многие студенты не зани­мались систематически в течение семестра, рассчитывая на «штурмовщину» в дни сессии. Расхожая фраза «от сессии до сессии живут студенты весело» была не столько студенческим юмором, сколько жизненным правилом. Поэтому по­нятия системности знаний для большого числа студентов отсутствовало. Необ­ходимо было просто сдать экзамены.

Сегодня в каждом российском вузе в сборниках нормативных документов особое место отводится разделам «Внедрение инновационных технологий в учебный процесс» и «Контроль качества подготовки студентов». Разработаны положения «О модульной системе организации учебного процесса», «О рей­тинговой системе оценки успеваемости студентов» и другие, направленные на внедрение западных инновационных технологий, обеспечивающих качество учебного процесса. Эти положения, естественно, разрабатываются в соответст­вии с документами Министерства образования России, одним из которых явля­ется документ: «Методические рекомендации к разработке рейтинговой систе­мы оценки успеваемости студентов вузов».

Важнейшим этапом при балльно-рейтинговой системе контроля и оценки академической активности является последний – выставление итоговой оценки по дисциплине. В рекомендациях Минобразования читаем: «Возможно исполь­зование варианта системы, в котором из 100 баллов по дисциплине до 60 бал­лов выставляется за текущую работу в семестре и от 20 до 40 – за экзамены и зачеты. При получении на промежуточной аттестации оценки ниже 20 баллов выставляется «неудовлетворительно» и требуется повторная сдача. Для полу­чения допуска к экзамену или зачету студент должен в семестре набрать не меньше 40 баллов». Таким образом, как и ранее, при провале на экзамене (на­брано баллов меньше необходимого минимума), студент получает итоговую оценку «неудовлетворительно» и может повторно сдать финальный экзамен два раза: повторно преподавателю и, если потребуется, третий раз комиссии.

Из рекомендаций Минобразования следует, что оценка за курс может быть произведена при итоговом наборе не менее 60 баллов: не меньше 40 баллов за текущую работу и не менее 20 баллов на промежуточной аттестации. В случае получения в семестре менее 40 баллов студент должен быть отчислен! То есть даже в случае возможного получения 21-40 баллов за финальный экзамен, но с промежуточным результатом меньше 40 баллов, студент не получает оценки за дисциплину и не имеет права на пересдачу.

Вузы выбирают разные варианты системы начисления баллов. Для просто­ты анализа будем ориентироваться на вариант Минобразования. Не секрет, что немало студентов подходят к промежуточной аттестации с недостающим чис­лом баллов. Поэтому вузы обычно не выставляют требования набрать за се­местр не менее определенного количества баллов, давая студентам возмож­ность набрать недостающие на финальном экзамене. Однако регулярно часть студентов не набирает к экзамену и 20 баллов (с учетом разного рода пересдач, «отработок» и т.п.). В этих случаях они должны быть просто отчислены. Одна­ко порочная система, принятая в российских вузах, – пересдавать экзамены до получения оценки, исправляя при этом в ведомостях баллы в графах рубежного контроля, – приводит к серьезным противоречиям и дискредитирует инноваци­онную балльно-рейтинговую систему:

–    преподаватель вынужден тратить много времени на неуспевающих сту­дентов, что не предусмотрено его учебной нагрузкой;

–    страдает имидж преподавателя, так как студенты знают, что независимо от результатов работы в семестре они рано или поздно получат тройку;

–    успевающие студенты, но не претендующие на высокие отметки, видя безнаказанность своих неуспевающих товарищей, впоследствии также пере­стают «упираться».

Таким образом, балльно-рейтинговая система в российских вузах ориенти­рована только на студентов, стремящихся набрать как можно больше баллов в семестре, чтобы гарантировать себе хорошую итоговую оценку.

Конечно, в большинстве случаях отход от правил отчисления студента за неудовлетворительную учебу связан с желанием любого вуза сохранить как можно больше студентов, обучающихся как на договорной, так и на бюджетной основе. Однако, как показывает многолетний опыт работы в вузе, нерадивые студенты будут доставлять проблемы деканату и преподавателям на протяже­нии всего периода обучения. При этом урон, который наносит эта порочная практика качеству подготовки выпускников, трудно переоценить.

Все понимают, что эта проблема связана с государственными законами, за­прещающими с неудовлетворительными оценками переводить студентов на следующий курс, что влечет за собой, по меньшей мере, потерю года обучения и большие финансовые расходы, а для большинства юношей неуважаемую ими армейскую службу. Поэтому нерадивые или просто неспособные к учебе в вузе студенты вместе с их родителями традиционно пытаются решить свои пробле­мы во что бы то ни стало, значительно снижая качество подготовки специали­стов в вузе и, как следствие, его рейтинг и конкурентоспособность среди отече­ственных и зарубежных университетов.

Итак, мы имеем пример неполного внедрения в отечественную систему высшего образования инновационного подхода к оцениванию успеваемости студентов. Анализируя положения о балльно-рейтинговой системе большого числа вузов, авторы не нашли четкого описания ситуации, описанной выше. Следовательно, в таких ситуациях студентам, набравшим менее 20 баллов до финального экзамена, можно просто предлагать максимум баллов за экзамен, в итоге выставляя «неудовлетворительно» без права пересдачи.

Эта главная, на взгляд авторов, проблема балльно-рейтинговой системы в российских вузах легко решается в зарубежных вузах, где введена кредитная система обучения. На примере любого американского университета можно увидеть, что студентам дается возможность не только выбора траектории обу­чения, но и возможность повторно брать дисциплины, причем неоднократно. Конечно, это связано с дополнительными расходами на обучение, но это дис­циплинирует студентов и их родителей, дает возможность исправлять ошибки, менять направление обучения, и, наконец, оценить вообще свою потенциаль­ную возможность обучения в вузе.

Конечно, России далеко еще до внедрения системы свободного выбора тра­ектории обучения в вузах, как и до создания профессиональной армии. Хотя в некоторых российских вузах эксперименты по введению в учебный процесс зачетных единиц уже проводятся на протяжении ряда лет. Полный переход на новую систему организации учебного процесса с использованием системы кре­дитных единиц потребует больших финансовых вложений и намного больше времени, чем было отведено ранее Министерством образования. Однако вполне реальным представляется сегодня отступление от российской практики отчис­ления студентов по итогам одного семестра при двух неудовлетворительных оценках.

В американских вузах учебный год разбит, как правило, на три семестра. Занятия в третьем (летнем) семестре проводятся в июне-июле. В этом семестре студентам предлагаются далеко не все курсы. И студент не может взять уже пять или более дисциплин, в отличие от осеннего и весеннего семестров. В это время предпочитают учиться студенты, которые по каким-либо причинам не смогли освоить дисциплины, которые требуются для изучения последующих курсов.

В российских вузах даже с сохранением требований государственного стандарта по каникулярному времени можно организовать летний семестр в июле длительностью в четыре недели. В течение месяца студент может изучить два стандартных курса с общей нагрузкой до 104 аудиторных часов. Семестр должен быть ориентирован в первую очередь на должников, имеющих 1 или 2 академических долга по итогам двух семестров. Стоимость курсов должна со­ответствовать затратам по их организации. Если записалось на курс мало сту­дентов, то студенту он обойдется дороже. Большинство курсов будут традици­онными. Например, математика или физика для студентов первого и второго курсов инженерных специальностей.

Обучение в летнем семестре будет более качественное по следующим при­чинам:

–    на курсе присутствует меньше студентов, чем в других семестрах;

–    все студенты сосредоточенны на одной дисциплине;

–    обучение непрерывное – «погружение»;

–    возможность постоянного консультирования у преподавателей;

–   студент, оплатив еще раз за обучение, подходит к изучению курса более ответственно.

Можно предоставить неуспевающему студенту даже возможность перейти с одним или двумя долгами на следующий курс при условии, что к окончанию летнего семестра третьего курса бакалавриата он не будет иметь долгов. Есте­ственно, и в этом случае студент может брать повторно курсы только летом. Если же какая-либо из несданных дисциплин должна быть изучена перед дру­гой (является «пререквизитом» – от англ. prerequisite), то деканат должен ис­ключить последнюю из программы осеннего-весеннего семестров должника, включив в нее «пререквизит». Таким образом, новую дисциплину студент дол­жен будет изучать в летнем семестре.

Подобные эксперименты проводились и проводятся в вузах обычно в рам­ках организации программ дополнительного образования, но ввиду отсутствия законодательной базы являются нарушением закона.

Справедливости ради, повторное изучение курсов должно быть предложено и для студентов, обучающихся на бюджетной основе. В этом случае необходимо узаконить перевод таких студентов на платную форму без увеличения срока обучения (сегодня вузы при наличии бюджетных мест могут переводить только с платной формы обучения на бюджетную). В американских же вузах, как из­вестно, студент должен подтверждать свое право на финансовую поддержку ежегодно.

Таким образом, в целях повышения качества образования введенная в рос­сийских вузах балльно-рейтинговая система контроля знаний студентов требует совершенствования системы организации учебного процесса. Это возможно и необходимо делать уже сегодня, не дожидаясь полного решения задачи введе­ния кредитной системы обучения. Тогда ко времени перехода России на кре­дитную систему обучения и создания профессиональной армии общество будет готово к серьезным изменениям.

Авторы: Кошкин Ю.Г., Кошкина И.В.
Материал принадлежит указанному автору, если Вы автор эта информация для Вас.