Методические идеи параллельного преподавания русского и украинского языков в педагогической практике Л.А. Булаховского

Методические идеи параллельного преподавания русского и украинского языков в педагогической практике Л.А. Булаховского

Познание закономерностей и особенностей процесса преподавания языка в школах Украины способствует выявлению фундаментальных идей, принципов, реализация кото­рых обеспечивает высокую эффективность обучения. Ввиду генетической связи и функци­ональной близости русского и украинского языков сопоставительный анализ их языковых подсистем при параллельном преподавании предметов в школах Украины чрезвычайно актуален и практически значим.У истоков сопоставительного изучения близкородственных языков в отечественной лингводидактике стоит Л.А. Булаховский, предложивший теоретическое решение пробле­мы еще в 1924 году. Ученый писал о целесообразности сопоставительного обучения русскому и украинскому языкам как наиболее перспективном. Его наследие и сегодня представляет интерес для специалистов – филологов и методистов.

Цель данной статьи — осветить методические идеи параллельного преподавания русского и украинского языков в педагогической практике Л.А. Булаховского и оценить их релевантность в контексте современной лингводидактики.

В.И. Масальский подчеркивает определяющую роль Л.А. Булаховского, внесше­го значительный вклад в развитие советской школы (1917-1931 гг.), освещая вопросы современного литературного языка, социальной природы языка, динамики слова, обще­лингвистической подготовки учителя-словесника, создания учебников по украинскому и русскому языкам, содержания школьной грамматики, сравнительного изучения русского и украинского языков, ритмомелодической основы языка и пунктуации, ознакомления уча­щихся со стилями речи, средствами ее выразительности и пр..

Свои взгляды на научно-методические принципы сопоставительного изучения в шко­ле близкородственных языков Л.А. Булаховский высказывает в статье «Порівняльне вив­чення української і російської мов» , выдвигая идею о возможности и целесообразности грамматического изучения русского языка детьми, для которых этот язык не является род­ным, на уровне теоретических обобщений, а не дублирования начального курса русского языка для русских учащихся. Ученый настаивает: «Навык перехода от одного языка к дру­гому имеет то неизбежное последствие, при котором элементы одной языковой системы переходят в другой язык, и не замечать этого факта, как реального и действительного, методика не может».

Дидактически вредным называет Л.А. Булаховский подачу сознанию учащихся таких элементов, которые могли бы сместить его внимание в сторону ошибки. Типичным прома­хом молодого учителя он считает предостережения: «Смотрите не говорите (не пишите) так-то». Ученый настаивает на том, что, начиная с определенного возраста, необходимо всеми способами развивать способность сознательно и внимательно различать факты: «Вредно все время держать ученика в искусственном окружении целиком «отборных» све­дений, не требующих никакого мыслительного напряжения, не допуская его к сравнениям, таким привычным для активного сознания».

Находясь в двуязычном окружении, в сознании ученика постоянно происходит двой­ная и равнонаправленная работа — сравнения и отличия. Л.А. Булаховский настаивал на том, что нельзя оставлять эту работу неорганизованной, стихийной. Дидактически органи­зовать этот процесс — задача учителя, школа должна дать ученику научные, отвечающие природе языка методы сравнения.

Исходя из того, что в условиях билингвизма фонетическая интерференция оставляет значительно более заметный след, чем лексическая, морфологическая и синтаксическая, в практику школьного обучения должно войти формирование точного и ясного представле­ния о связях между звуками и буквами, т.к. учителю, выясняя связи родственных языков, придется постоянно отделять явления языковые от графических. Усвоение русской фоне­тики, графики и орфографии украинскими школьниками находится в прямой зависимости от развития у учащихся фонематического слуха. Значительные затруднения у украинских детей вызывают частично сходные и специфические языковые факты, что приводит к не­правильной артикуляции звуков русского языка, а затем к фонетическим ошибкам, затруд­няющим понимание и общение на русском языке. В «Учебнике русского языка для школы с украинским языком преподавания. Пятый год» (1930) Л.А. Булаховского школьники с первого урока по изучению русского языка имели дело со звуковым составом слова: они должны были воспринимать звуки, подмечать их в составе слова или слога, уметь пра­вильно произносить:

§ 14. Поупражняйтесь в произношении русского ф, которое иногда трудно дается украинцам. Произнесите отчетливо: Фридрих, фабрика, реформа, флот, факт, фитиль, фонарь, фотография, физика. Научившись произносить ф, не ставьте его там, где должно быть хв: хвост, хворост, хвастать, хзатать, похвала.

§ 15. В русском языке нет сочетаний кы, гы, хы, а только ки, ги, хи: кислый, гибкий, хитрый, руки, ноги, старухи.

§ 16. Заметим себе русские слова: болтать, волк, долгий, желтый, колбаса, молва, молчать, полный, столб, толку, толпа, толстый, шелк.

Фрагмент «Учебника русского языка для школы с украинским языком

преподавания. Пятый год обучения»

У детей формировались операции анализа звучащего слова на артикуляционно-акустической основе с применением фонологического противопоставления. Чтобы под­готовить украинских детей к сознательному усвоению русской орфографии, научить использовать приемы проверки звуков в слабой и сильной позициях (в одном и том же морфологическом элементе), Л.А. Булаховский считал необходимым формировать у уче­ников умение анализировать звучащее слово, обобщать, дифференцировать фонемы по их конститутивным признакам (гласность — согласность, ударность гласных, твердость -мягкость, звонкость — глухость, парность — непарность, шумность, сонорность согласных звуков), что предполагает высокий уровень фонематического слуха.

Усвоение знаний учащимися происходит успешнее при овладении приемами аналитико-синтетической деятельности применительно к языковому материалу. Основной дидактический принцип сознательного изучения учащимися языка, стремление поддержи­вать их интерес к предмету, связывая это с формированием у учащихся старших классов языковых навыков, заставляет Л.А. Булаховского еще в 1928 году искать пути рациональ­ного использования в педагогическом процессе естественной любознательности учащих­ся, которую он называет «научной психологией юношества». Для успешного обуче­ния родному и второму языкам, необходимо не только учитывать специфику каждого из них, но и не забывать о главном: усвоение системы близкородственного языка базируется на системе родного. Это позволяет использовать на уроках русского языка многие методы и приемы, эффективные при обучении русскому языку как родному. Место и роль интер­ференции и транспозиции при овладении детьми двумя языками зависят от соотношения систем родного и русского языков и от уровня знаний родного языка. Так, например, в раз­деле «Синтаксис» автор лишь замечает, что правила употребления знаков препинания в русском языке те же, что и в украинском, не дублируя теоретический материал.

При изучении морфологии Л.А. Булаховский считал наиболее целесообразным ак­центировать внимание на тех или иных особенностях, часто зависимых от влияния грам­матической аналогии, где отклонения языка одного от другого не является следствием фонетических отличий.

Работая над лексикой, учитель должен взять на себя организованное сравнение лек­сического материала двух языков. В качестве примеров ученый предлагает упражнения с омонимами (например, укр. захват — восторг, восхищение, увлечение: русск. захват — укр. забрання, займання, загарбання, привлащення и т.д.; укр. трус — обыск, чистка: русск. трус (полохлива людина) — укр. полохун, страхун, страхополох; укр. уродливий — краси­вый, даровитый, урожайный: русск. уродливый – почварний, виродливий); синонимами.

Сетуя, с одной стороны, на бедность, анемичность языка учеников, не имеющего еще необходимой выразительности и образности, искусственный подбор лексики на уроке, – с другой, Л.А. Булаховский считает полезным вместе с подбором синонимичных выражений к текстам подбирать к отдельному слову его словесное окружение, допустимое в этом языке, т.к. значительное количество слов, кажущихся тождественными словам в родном языке, имеют в другом несколько иной круг свойственных сочетаний (напр. гуляти, губити и пр.).

Л.А. Булаховский обращает внимание на необходимость переводных упражнений, обучающих школьников пользоваться языковым богатством, избегая кальки при меха­ничном переводе (служити перешкодою – служить помехой вместо живого украинского вы­ражения бути на заваді).

В работе над словообразованием Л.А. Булаховский выделяет упражнения на анализ состава слова с учетом подобия средств словообразования в двух языках. При этом в классе, где у учащихся уже сформировано этимологическое чутье изучаемого языка, ме­тодист советует обращать внимание на словообразования, значения которых значительно отличаются от начального, первичного. Например, слово «підступ» для того, кто видит его впервые, скажет только что-то, относящееся к подходу, а переносное, свойственное ему значение «хитрость, лукавство» останется вне поля зрения. Вырабатыванию этимо­логического чутья, по мнению Л.А. Булаховского, способствует анализ состава слова, с одной стороны, и упражнения на словообразование при помощи типичных формальных признаков, — с другой.

Касаясь вопросов правописания, ученый настаивает на том, что при формировании соответствующих навыков роль контролирующего фактора должна принадлежать прави­лу. Эта роль становится значительнее в условиях, когда правописные системы подобны. Параллельное изучение русской и украинской орфографии нуждается в обяза­тельном использовании приемов сопоставления при совпадении по содержанию правил русской орфографии с украинской и приемов перемежающего противопоставления при частично не совпадающих или противоположных по смыслу правилах русской и украин­ской орфографии. Учитель должен постоянно разрушать ошибочные ассоциации, и самый надежный способ при этом – подчеркивание отличий (укр. береш, несеш — русск. берешь, несешь; укр. загублений, куплений – русск. загубленный, купленный).

При этом Л.А. Булаховский замечает, что ни способы сравнительного анализа, ни со­средоточенное внимание ученика на особенностях языка не есть прямой способ овладеть последним. Все эти средства играют важную роль в упорядочении и осознании языкового материала, но сам этот материал должен поступать в сознание учащегося через непо­средственные впечатления, что достигается главным образом через говорение и чтение. Эти впечатления в самостоятельных сочинениях переходят в навыки устойчивого харак­тера.

Обозначенные методические идеи Л.А. Булаховский практически реализовал в ряде созданных им учебников. Однако проблема параллельного преподавания русского и укра­инского языков в школе и сегодня остается неразрешенной. Среди причин, отодвинувших на задний план элементы сравнительной грамматики в школе Л.А. Булаховский называл страх перед «теорией», ограниченность лингвистического мировоззрения учителя, отсут­ствие в программах материала, который можно было бы использовать для сравнения. Ученый на страницах педагогических изданий, в обзорах новой литературы постоянно обращал внимание на необходимость всесторонней лингвистической и методической подготовки учителей-словесников: «Из высшей школы надо вынести, кроме фактических знаний, еще живую заинтересованность наукой и методы научной работы».

Вслед за Л.А. Булаховским в развитие методики взаимосвязанного изучения русского и украинского языков значительный вклад внесли И.Г. Чередниченко, В.И. Масальский, Н.А. Пашковская, Г.М. Иваницкая. Большой вклад в повышение научного уровня мето­дических рекомендаций по сопоставительному изучению фактов русского и украинского языков оказывают фундаментальные исследования сотрудников Института языковедения им. А.А. Потебни, среди которых «Сопоставительное исследование русского и украинского языков» (1975 г.), «Проблемы сопоставительной стилистики восточнославянских языков» (1980), «Функционирование русского языка в близкородственном языковом окружении» (1981), «Сопоставительное исследование русского и украинского языков. Лексика и фразе­ология» (1991), «Сопоставительная грамматика русского и украинского языков» (2003 г.); работы украинских ученых-методистов (Ф.С. Арват, Н.Н. Арват, Е.П. Голобородько, Е.В. Малыхиной, Н.А. Пашковской, Т.Я. Фроловой). Под опорой на родной язык на современ­ном этапе развития понимаются соответствующие построения структуры программ, учеб­ников, методических пособий и подготовки учителей, обучающих нерусскоязычных детей русскому языку. Как отмечает Л.В. Давидюк, для успешной реализации взаимосвязанного изучения русского и украинского языков созданы сегодня необходимые лингвистические и методические предпосылки.

Однако программы по русскому и украинскому языкам по-прежнему создаются и реализуются сегодня автономно, независимо друг от друга, что не позволяет полноценно учитывать явления интерференции и транспозиции, осуществлять опору на родной язык.

Развивая методические идеи Л.А. Булаховского в отношении параллельного препо­давания русского и украинского языков современные украинские лингводидакты предла­гают актуальные пути их реализации: создание интегрированных программ и учебников; пересмотр содержания и структуры языковой линии действующих программ по укра­инскому и русскому языкам, существенные изменения в подготовке учителя-словесника.

Таким образом, лингводидактическое наследие Л.А. Булаховского по проблеме взаи­мосвязанного изучения близкородственных языков не теряет своей актуальности в кон­тексте современного языкового образования в Украине, и должно, на наш взгляд, стать предметом пристального внимания методистов и авторов программ и учебников как рус­ского, так и украинского языков.

Т.Н. Путий

«Функционирование русского языка в двуязычном образовательном пространстве». — СПб: Златоуст, 2010. — 242 с.

Материал принадлежит указанному автору, если Вы автор эта информация для Вас.